+38 (097) 670-20-32+7 (905) 671 3961info.pohodvgory@gmail.comSKYPE: info.pohodvgory

Треккинг в Танзании с подъемом на Килиманджаро | Отчет

Отчет о восхождении на Килиманджаро

Подготовка к новогодней поездке в Танзанию началась в мае. Были куплены билеты Turkish Airlines из Москвы с пересадкой в Стамбуле. Назад пути больше не было. Летом были куплены ботинки покрепче; осенью – авиабилеты на внутренние рейсы до Занзибара и обратно. Наши предприимчивые девушки нашли принимающую сторону в Танзании и договорились о стоимости похода.

Наша группа состояла из шести человек: двое парней и четыре девушки. В Танзании к нам присоединился еще один парень, которому нужна была компания для восхождения. Заметил кстати, что в большинстве последних походов, что девушек в группе набирается больше, чем парней. То ли девушки более подвижные и активные, то ли парни выбирают что-то более экстремальное, чем обычный треккинг.

Все туристы, поднимающиеся на Килиманджаро, обязаны воспользоваться услугами местных гидов и портеров. Насколько я понял, гидов должно быть не менее одного на двух туристов, портеров – в зависимости от комфорта и удобств, который хотят получить туристы на высоте: хочешь биотуалет – будет тебе биотуалет, но придется заплатить за его транспортировку (при этом каждый портер должен нести не более 15кг багажа).

Итак, вылет из Москвы, пересадка в Стамбуле, и вот около двух часов ночи мы приземляемся в аэропорту Килиманджаро. Выйдя из самолета, почувствовал, что оказался в Африке. Это чувство тяжело объяснить: пахло какими-то травами, из кустов звучали стрекот каких-то сверчков или цикад, было очень тепло, за пределами освещенной взлетно-посадочной полосы была абсолютная темень, небо было черным, и на нем были очень яркие (как мне тогда показалось) звезды. Я шел через летное поле, дышал этим пряным воздухом, вглядывался в непроглядную темноту за пределами фонарей, слушал все эти звуки, и…… это было восхитительно.

Фотографирование на визу, таможенные и пограничные формальности, получение багажа, встреча с водителем. И вот «помогальщики» уже вырвали из рук тележку с нашими рюкзаками и покатили ее к микроавтобусу. За эту небольшую услугу нам незамедлительно был предъявлен счет, так что в дальнейшем мы отбивались от помощи. Отель был недалеко, но пока заселились, пока помылись под тонюсенькими струйками прохладной воды – было уже полчетвертого утра. Наконец улеглись и задремали. Но не тут-то было… В четыре утра на невидимом в ночи минарете начал петь муэдзин. У танзанийцев начинался день!!!

День 0

Сегодня у нас день встречи с организатором, улаживание всех формальностей и финансовых вопросов, а дальше – свободный день.

Мы спустились в отельный ресторан и впервые столкнулись со знаменитым танзанийским «Pole-pole» («медленно-медленно», «потихоньку-потихоньку»). Заказанные блюда мы ждали около двух часов. За это время мы успели встретиться с Альфредом – директором встречающей фирмы. Стали проясняться некоторые недочеты нашего контракта, которые Альфред естественно толковал в свою пользу. Нам деваться было некуда, так что после длительных переговоров мы договорились доплатить N-ную сумму сверху. Ко всему прочему Альфред оказался кенийцем и сегодня же спешил уехать домой, оставив нас на попечение своего помощника. Отдали несколько тысяч долларов человеку, с которым мы были знакомы только час. Меня не покидало чувство, что мы его больше никогда не увидим. В уме начал прикидывать, во сколько может обойтись проживание в отеле до нашего самолета на Занзибар. Как оказалось, я зря грешил на Альфреда.

Пока мы кушали, во дворе отеля начала громко играть музыка, стали собираться местные дети. Видимо, начинался праздник – ведь сегодня Рождество!!! Сходили погулять, но оказалось что до города Моши километров 25, ехать туда ради осмотра баобаба почти никто не захотел. Поэтому на местном рынке за смешные деньги были куплены несколько ананасов, и мы вернулись в отель. Купив фрукты, мы получили один разрезанный ананас в подарок. Все предупреждения о мытье рук, о кишечных и желудочных болезнях были забыты, а ананас был съеден прямо по пути в отель.

Остаток дня был проведен за играми и поеданием вкуснейших ананасов в номере отеля под грохот музыки во дворе. Периодически мы выглядывали, чтоб посмотреть на местных детей, которые в свою очередь очень радовались, увидев в окне странных белых людей с фотоаппаратами. Малышей сменили взрослые, музыка играла часов до двух ночи, причем настолько громко, что наши матрацы тряслись в такт. Что примечательно, не было никакой злости (по крайней мере, у меня) – вот что значит отпуск! Так, подпрыгивая на матрасе и укрыв голову подушкой, мы и засыпали.

День 1

Сегодня первый день похода. Был выбран маршрут Лемошо, и сегодня мы должны были добраться до национального парка и провести первую ночь в палатках в лагере.

00_kilimanjaro_map

Покушав, принялись ждать гидов и портеров. О, это знаменитое танзанийское «pole-pole»!!! Конечно же, гиды задерживались. Мы коротали время за играми, в перерывах пытаясь связаться с Альфредом. Когда, наконец, наши танзанийские друзья появились, они были доброжелательны, веселы и от них сильно пахло перегаром – видимо, празднование Рождества удалось.

В автобусе уже сидел наш коллега по походу, который прилетел сегодня утром. В иллюминатор он даже видел Килиманджаро!!! Погрузили рюкзаки в автобус, расселись по местам и тронулись в путь. Но через минут десять мы уже остановились возле каких-то магазинов. Правильно – «pole-pole»!!! Спешить некуда. Надо купить мясо, воду, просто показать этих необычных белых людей своим землякам. Рядом останавливались и вскоре уезжали автобусы с такими же иностранцами как мы, а наши сопровождающие никуда не спешили.

И тут один наш коллега вспомнил, что неплохо было бы купить sim-карту местного оператора. Мы взяли одного из гидов – Филиппа и пошли за симкой. Оказалось, что купить карту местного оператора не так-то просто. После посещения третьего магазинчика оказалось, что карту надо купить в одном месте, в другом месте ее надо регистрировать, в третьем пополнить, в четвертом еще что-то делать; когда симка заработает, никто сказать не мог. Мы вернулись к автобусу, оставив коллегу с Филлипом. Они вернулись минут через 30-40… Впереди, широким уверенным шагом, с гордо поднятой головой и развевающимися волосами шел наш товарищ; за ним семенила группа поддержки, состоящая примерно из десятка танзанийцев. Все они оказывали посильную помощь глупому белому человеку при покупке одной-единственной sim-карты.

И вот, спустя два часа мы выехали по направлению к национальному парку для восхождения на Килиманджаро . Асфальтированная дорога (очень качественная к слову) быстро закончилась, и автобус стал подскакивать на грунтовке. Мимо пролетали необычные нашему глазу растения. Земля была красноватого оттенка – прямо как в фильмах про Африку. Ничего странного, если подумать; но все же было странно. Подвезли какого-то мальчика до его деревни и еще какого-то мужика. Количество гидов и портеров меня удивляло, позже оказалось, что на нас семерых было четыре гида и тринадцать портеров.

Танзания – очень стабильная страна. После обеда здесь ВСЕГДА идет дождь!!!

Вот под этим дождем мы и приехали к Londorossi Gate (высота 2250м), где нас должны были посчитать, записать и выдать разрешение на пребывание в национальном парке Килиманджаро. Записались, перекусили; портеры сняли с автобуса, взвесили багаж и снова загрузили его в автобус; снова тронулись в путь…

Дождь усиливался. По бокам дороги стояли огромные мешки, мокрые местные жители наполняли эти мешки чем-то собранным на полях. Это что-то оказалось довольно крупной картошкой. Как объяснил Филипп, на склонах Килиманджаро очень плодородная почва; здесь не так жарко, как внизу, и достаточно влажно. Поэтому здесь выращивают картофель и морковку – два урожая в год.

Дождь все шел, дорога размокла и автобус наконец застрял… Пришлось выходить и наблюдать как несчастные портеры под дождем, все в грязище выталкивали нашего железного коня на пригорок. Проехав еще пару километров, в глубокой колее был оторван радиатор. Дальше ехать было нельзя. В сопровождении Саймона с небольшими рюкзаками мы вышли к воротам парка, а портеры со всей нашей поклажей должны были нас догнать позже. Чувствовал себя капиталистом-империалистом, владельцем заводов-газет-пароходов, эксплуатирующим обездоленных африканцев. Странное чувство, ведь у меня нет парохода…

По дороге до Lemosho Gate встретили егеря с калашом и высоко в кроне деревьев – каких-то черно-белых обезьян с роскошными белыми хвостами. По бокам дороги были убранные поля – картошка была действительно очень крупная. Сразу после Lemosho Gate начался подъем. До лагеря оставалось семь километров. Вокруг стоял влажный дождевой лес. Тропа была мокрой, но выложена бревнами и камнями в виде ступеней. С деревьев пушистыми мочалками свисали какие-то мхи. Прямо как в фильмах про джунгли.

дождевые леса в Танзании дождевые леса в Танзании

Было поздно, хотелось дойти до лагеря засветло, но Саймон повторял: «Pole-pole». Он был прав – надо было привыкать к высоте постепенно, спешить не стоило. С деревьев капало, вся трава вокруг была в росе. Наступили сумерки, а за ними – абсолютно черная ночь. Дальше шли с фонариками.

Когда мы дошли до лагеря, который располагался на поляне в этом влажном лесу, другие туристы, видимо, уже готовились отойти ко сну. Вслед за нами подтянулись портеры с поклажей. Без перерыва они начали ставить палатки для себя и для нас. Моя помощь была отвергнута, снова чувствовал себя эксплуататором рабочих и крестьян. Вроде никогда еще в походах за меня не ставили палатку. После установки лагеря наши танзанийские друзья приготовили ужин – огуречный суп. Никогда бы не подумал, что из свежих огурцов можно варить суп, но было на удивление вкусно. В общем, в этом походе было много такого, чего еще никогда со мной в походах не было.

День 2

Сегодня по плану – одолеть два дневных перехода: через лагерь Shira-1 до лагеря Shira-2.

Утром нас разбудили наши танзанийцы. Для каждого туриста был приготовлен небольшой тазик с горячей водой для умывания. В очередной раз почувствовал себя «белым» человеком.

На завтрак был омлет. Оказывается, портеры будут кормить нас на завтрак яичницей и омлетами всю дорогу каждое утро, для этого они несут с собой свежие яйца. Мда, такого похода у меня еще не было. Идешь налегке, палатку не раскладываешь, кушать не готовишь, по утрам яичница и горячая вода для умывания…

При солнечном свете, пробивавшемся сквозь кроны деревьев, рассмотрели лагерь. Он представлял собой несколько плоских полянок среди леса, на которых стояли палатки. По краям лагеря в нескольких местах находились деревянные сооружения типа «Мэ и Жо». Некоторые группы имели свой личный биотуалет.

дождевые леса в Танзании

Взяли в свои маленькие рюкзаки ланч-боксы и пошли через лес вверх. Ярко светило солнце, тропинка подсыхала, идти было легко, но Саймон постоянно сдерживал: «Pole-pole». Вокруг была яркая, сочная зелень, с веток свисали «мочалочные» мхи, все это заставляло постоянно останавливаться и фотографировать.

дождевые леса в Танзании - Килиманджаро дождевые леса в Танзании - Килиманджаро

Деревья стали редеть и вскоре мы вышли из леса. Начались высокие верески. Солнце было уже высоко над головой и начинало припекать. Шапка была непонятно где, поэтому приходилось прикрываться только очками. Нас постоянно обгоняли нагруженные портеры. Каждого из них мы пропускали вперед и с каждым здоровались «Jambo!».

Восхождение в Танзании поход на Килиманджаро

Кустарники становились ниже и вдалеке показалась снежная вершина Килиманджаро. Вообще, часто мы, разговаривая между собой, называли Килиманджаро «Гора». Именно так: «Гора» - с большой буквы. А может быть, это только я так чувствовал. Она была прекрасна и вместе с тем внушала какое-то глубочайшее уважение. И она становилась все ближе…

13_1000

Когда уже подходили к Shira-1, стал капать дождик. В лагере сделали привал и скушали свой ланч. Здесь-то впервые мы и увидели местных белощеких воронов. Они были размером с петуха, только стройнее, а их крупные горбатые клювы заставляли прикрывать наши ланч-боксы собственными телами. На шее у каждого было колечко белоснежных перьев. Птицы расхаживали между установленными палатками высматривая, чем бы поживиться, и не слишком волнуясь от такого близкого соседства людей. Эти вОроны водятся в районе Килиманджаро и говорят, что они даже могут селиться на высоте 4500м.

Shira-1 ворона в африке

Когда вышли из Shira-1 снова светило солнце. То ли от солнца, то ли от высоты начинала болеть голова. Тропа петляла между камнями. Кажется, это были огромные вулканические бомбы древнего извержения. Растительности становилось все меньше, солнца становилось все больше. Зря я не намазался кремом – уши, лоб и нос начали подгорать. Когда остановились на привал, голова стала болеть еще больше. А ведь мы еще почти не набрали высоту. Что же будет дальше?.. Каждая остановка вызывала приступ головной боли. Как только начинали движение, боль немного отступала. Вскоре ни о чем другом думать я не мог. Благо, когда добрались до Shira-2, портеры уже поставили палатки. Выпил таблетку, рухнул в палатке на коврик и уснул. Разбудили меня к ужину. Голова почти не болела, но такое поведение организма сильно настораживало.

После ужина девчонки пошли делать ночные фото Килиманджаро, а я, измученный «Нарзаном», пошел в палатку. У соседа по палатке начало болеть горло, но таблетки были под рукой, так как он был к этому готов. За стенками палатки слышались восхищенные сделанными фотографиями голоса. Было жаль, что не смог пойти снимать ночную Гору, но надеялся наверстать упущенное в следующие ночи.

День 3

План на сегодня: подняться к Lava Tower и спуститься в лагерь Barranco.

Утром нас снова разбудили наши танзанийские друзья. Небо было чистейшее, на палатках был иней. Под лучами солнца он быстро исчез, но все же было о чем подумать…

Не нужно было собирать дрова, не нужно было идти за водой, не нужно было разводить огонь… Возле палаток уже ждали тазики с горячей водой. Я начал привыкать к такому положению дел. Голова не болела, и это очень радовало.

На завтрак были яичница (как портеры умудрялись нести в этих огромных баулах сырые куриные яйца - для меня так и осталось загадкой) и каша (porridge). На самом деле это была не овсянка, а какая-то каша, похожая на манную, но не манная. Очень скоро нам эта каша надоест и мы будем просить ее больше не готовить. (Эх… такую бы кашу вместо сушеной капусты и сушеной морковки нам на Байкал – и я был бы счастлив безмерно!!!)

С этого утра и до самого спуска вниз мне пришлось чистить зубы со вкусом шампуня. Сначала думал, что шампунь просто вылился из открывшегося тюбика и измазал чехол с мыльно-рыльными принадлежностями. Позже, открывая тюбик с кремом от загара, я весь оказался измазанным этим кремом. Оказалось, что на высоте, в условиях низкого давления, все емкости начало распирать изнутри.

Выдвинулись в сторону Горы, захватив с собой флиски и ветровки. Шли снова pole-pole, и сегодня я понимал всю безграничную мудрость танзанийского народа.  Солнце жарило, уши и нос уже обгорели и начали облазить. Скоро даже низкие верески остались позади и мы вышли на лавовое поле. Вся поверхность земли была усыпана черным вулканическим шлаком и такими же черными камнями. Кое-где торчали пучки пожухлой желтой травы. Снова начала болеть голова. К счастью Lava Tower была уже в поле зрения, до нее оставалось час-полтора ходьбы, а потом – спуск и отдых для головы.

восхождение на Килиманджаро восхождение на Килиманджаро - отчет

Тем временем дело шло к обеду, а на обед что у нас запланировано??? Правильно, - ДОЖДЬ!!! Небо затянуло холодными серыми тучами. Они висели так низко, что я почувствовал себя прямо как в Уренгое. Из-за усилившегося ветра пришлось одеться. Lava Tower была похожа на огромную рубку громадной подводной лодки, торчащей из-под земли. Когда туда добрались - дождь еще не начался, поэтому мы разместились между камнями, чтоб уничтожить наши ланч-боксы. Среди камней не было ветра, зато были маленькие мышки и немного мусора. Это было странно, поскольку на всем маршруте было очень чисто (по сравнению с горами России и Украины). В общем, наслаждаться красотами Lava Tower надо издалека.

Lava Tower

На спуске наконец-то начался дождь. Не сказать, чтоб сильный, но вкупе с ветром он был не очень приятным. Мы обгоняли какие-то группы, нас обгоняли какие-то группы, не было только наших танзанийцев – они схитрили и пошли короткой дорогой.

Так мы и жили остаток похода – утром жарились на солнце, после обеда мерзли и мокли под дождем.

Кажется, на этом спуске мы впервые увидели крестовники. Это такие высокие растения (деревья???), на вершине которых в виде шара растут большие плотные листья. Позже растение немного вырастает, листья засыхают, и укутывают тонкий трубчатый ствол пышным слоем. Все это ради того, чтобы, достигнув высоты в несколько метров, один раз в своей жизни зацвести и тут же умереть. Они были красивы, но, глядя на этих представителей местной флоры, я испытывал к ним какую-то жалость…

флора Килиманджаро флора Килиманджаро

Когда добрались до лагеря, палатки уже были установлены на краю площадки – ближе всех к Килиманджаро. Чувствовал я себя неплохо, зато одной из девушек этот переход дался тяжело, ну и мой сосед пошел полоскать горло. Внизу, между нами и Горой, протекал ручей. За ним справа начиналась стена, на которую завтра предстоит подняться. Отсюда она казалась достаточно крутой.

21_Camp_Barranco_1000

Перед ужином нам дали попкорн. Такого вкусного попкорна я, кажется, еще не ел. Остальным тоже понравилось и два больших блюда попкорна исчезли очень быстро. Покушав, мы еще некоторое время сидели в «кухонной» палатке и разговаривали – благо к вечеру все чувствовали себя неплохо.

Когда стемнело, я пошел снимать лагерь и Гору. Небо было черным и на нем очень ярко горели звезды. Пока ставил камеру, пока примерялся, пока думал - пришло облако и накрыло весь лагерь густым туманом. Стало сыро, холодно и неинтересно. Но облако скоро ушло, оставив несколько кадров укутанного в туман лагеря, и открылся восхитительный вид на Килиманджаро. Снимал, пока руки окончательно не замерзли. В наших палатках все уже спали…

лагерь Барранко на Килиманджаро

лагерь Барранко на Килиманджаро

лагерь Барранко на Килиманджаро

лагерь Барранко на Килиманджаро

День 4

План: дойти до лагеря Karanga.

Снова утром тазик с теплой водой, яичница и porridge. Выучили еще два новых слова на суахили: «Асанти» и «Карибу» («спасибо» и «пожалуйста»). Теперь мы благодарили портеров не только по-английски, но и по-суахильски. Мы стали ОЧЕНЬ вежливыми. Лично мне очень нравилось, как портер в кухонной палатке отвечает «Карибу!». Как-то очень интересно он произносил это слово.

идем к лагерю Каранга

Наконец-то в недрах своего рюкзака отыскал панаму; к сожалению, было уже поздно: лоб, нос и уши сбрасывали старую кожу и обнажали новую – нежную, розовую.

Пока мы собирали вещи, некоторые группы уже поднимались по «стене» вверх. Периодически со скалы раздавались радостные крики – значит еще кто-то миновал тот камень, который, как мы читали, тяжело было пройти. Ни один из криков не перемещался со скалы вниз, и это вселяло робкую надежду на успех. 

Узкая тропа вела по «стене» наискосок вверх. Периодически приходилось прижиматься к камням или забиваться в какой-нибудь уголок, чтоб пропустить вперед нагруженных туристическим барахлом портеров. Каждый раз это сопровождалось приветственным «Jambo!». Камень оказался не столь страшным, как его малевали, но отказать себе в удовольствии покричать с высоты мы не смогли. Еще через какое-то время мы вышли на небольшое плато.

На площадке останавливались для привала все группы, следующие на Кили. Продолжали идти без остановки только портеры. Проходили мимо нас в своих стоптанных ботинках и рваных штанах, в свитерах и потрепанных куртках, пронося на своих плечах и головах баулы с нашими палатками, спальниками, одеждой, едой, ножницами, таблетками… А мы стояли в своих флисах, мембранах, вибрамах, полартеках и говорили им «Джамбо». Как-то грустно все это…

восхождение на Килиманджаро

Оказалось, что пару лет назад на Килиманджаро пытался взойти товарищ Абрамович. В этом приключении его сопровождали около 120 (ста двадцати!!!) портеров. Они несли ему много того, чего не было у нас. Например, (со слов наших танзанийский друзей) в походе у нашего соотечественника была кровать и душ. Но товарищ Абрамович до вершины не дошел. Сопровождавший его доктор вроде сказал, что он заболел гриппом. Но мы-то с вами знаем… ;)

Слева от нас была Килиманджаро, она изредка выглядывала из-за облаков и снова пряталась. С другой стороны площадки был обрыв. Внизу проплывали облака, в разрывах которых где-то далеко внизу можно было разглядеть долину. Голова почти не болела, зато я обратил внимание, что мои руки увеличились в размерах. Видимо, из-за высоты и низкого давления ладони начали опухать. Филипп поинтересовался, хорошо ли я себя чувствую. Сейчас посмотрел фотографии: физиономия тоже была опухшая.

Тропа уходила куда-то вперед через серые безжизненные камни и пряталась в белоснежных облаках, которые периодически накатывали на склон. Идти было нетяжело, но скучно. Серые камни, вулканическая пустыня, тропа, скрывающаяся в тумане. Заблудиться было тяжело, но даже здесь вдоль тропы периодически встречались туры.

восхождение на Килиманджаро. Отчет восхождение на Килиманджаро. Отчет

восхождение на Килиманджаро. Отчет

В лагере ничего интересного не было. С одной стороны возвышалась Килиманджаро, которая большую часть времени была закрыта облаками, с другой стороны – долина. Далеко внизу был виден город. Кажется, это был Моши. На вершинах огромных валунов сидели по два-три человека и смотрели в сторону Горы. Почти весь остаток дня мы провели в палатке за игрой в карты. Мне очень понравилась игра в «коров» – в ней я не проигрывал.

Это был последний лагерь, где есть вода. За ней, правда, надо спуститься метров на 70-100 вниз, но ее еще можно раздобыть. Дальше воды не будет, ее будут нести наши портеры.

лагерь Каранга

И да!!! После обеда был дождь!

День 5

Долго не мог уснуть, постоянно что-то мешало, я вертелся, спальник закручивался, сон был очень тревожным. Когда сосед ночью вылез из палатки , я конечно проснулся. Через некоторое время послышались его шаги, но он прошел мимо и начал будить Филиппа. Из их разговора стало понятно, что у соседа начался отек легких. Насколько я понял, дышалось ему тяжело, он постоянно кашлял, в легких «булькала» жидкость.

Гиды нашли где-то в лагере таблетки, а окончательное решение вопроса с больным отложили до утра. Наш коллега лег спать, я же, конечно, сразу нашел у себя признаки начинающегося отека легких (вспомнились и опухшие руки и вопрос Филиппа), дышать тоже стало тяжело, периодически садился в палатке, начинал глубоко, полной грудью дышать и не мог надышаться. Начинались какая-то панические приступы. До утра прислушивался к хрипам и прерывистому дыханию соседа. За него было страшно. Мне казалось, что его нужно спускать вниз прямо сейчас, ведь дальше мог начаться отек мозга.

Тревожное утро. Решено было, что один из гидов отправится вниз вместе с больным. За день можно было сбросить достаточно много высоты для того, чтоб ему полегчало, благо физическое состояние позволяло ему идти самостоятельно. Позвонили в страховую, описали ситуацию. Страховая компания пообещала подобрать больницу в Моши, с которой они работают, перезвонить и сказать, как действовать дальше. Естественно, никто не перезвонил.

Отправили товарища вниз, сами пошли в Barafu – лагерь, из которого мы будем выходить на «штурм» вершины. Настроение было паршивое. Периодически пытались дозвониться и справиться о самочувствии. Вот так прилететь в другое полушарие, пройти почти весь путь и остановиться в двух шагах от цели…

лагерь Каранга на Килиманджаро поход в танзании

Переход был короткий. Перед завершающим подъемом к лагерю на плоском камне было выложено «YO». Товарищ доложил еще две буквы, получилось «YOLO» – «You Only Live Once». В этом месте такие слова были наполнены особым смыслом. По крайней мере, мне так казалось.

идем в Barafu – лагерь на Килиманджаро идем в Barafu – лагерь на Килиманджаро

идем в Barafu – лагерь на Килиманджаро

Когда пришли в лагерь, произошло еще одно событие, которое напомнило о том, где мы находимся, и что может нас ожидать. Пока мы отмечались в журнале лагеря, два гида привели с вершины молодого крепкого парня и посадили под навесом отдыхать. Вели они его под руки, сам парень висел у танзанийцев на плечах и еле передвигал ноги. Сам он был очень бледен. Настолько бледен, что я, наверное, не видел столь бледных людей. Он сидел на скамейке, под навесом и, кажется, самостоятельно двигаться был уже не в состоянии.

Barafu – лагерь на Килиманджаро

Barafu – лагерь на Килиманджаро Barafu – лагерь на Килиманджаро

С одной стороны гребня, на котором расположился лагерь, была видна прекрасная гора Мавензи; с другой – долина, и где-то там внизу – город Моши. Когда стало темнеть, долина скрылась от нас за белой пеленой; мы стояли на камнях и смотрели на простирающийся далеко внизу ковер облаков. Это незабываемое зрелище!!!

Подъем был запланирован на 23-00, выходить из лагеря мы должны были в полночь – нужно было попытаться отдохнуть, поспать, набраться сил. Поэтому после приема пищи (не знаю, был ли это обед или ужин) разошлись по палаткам. Кушали мы какую-то мясную подливу. Из-за высоты, низкого давления и низкой температуры кипения воды мясо было жестким и почти не жевалось. В принципе и танзанийский чай в пакетиках, который мы заваривали в чашках на стоянках, просто подкрашивал воду. Зря мы грешили на его качество. Настроения не было. В общем, проглотили обедо-ужин и отправились отдыхать.

Палатки стояли рядом с тропой, по которой периодически спускались возбужденные туристы. В лагере тоже не слишком соблюдали тишину, поэтому выспаться не удалось. В сочетании с тяжелой прошлой ночью эффект был удручающий. Хорошо, что смогли дозвониться к нашему товарищу. Внизу ему стало значительно лучше, дышалось легче, в больнице прописали какое-то лекарство, которое надо было принимать несколько недель. И это было гуд!!!

День 6

План на сегодня: набрать 1300м высоты, достичь Uhuru Peak (5895м), встретить там рассвет (06-00…06-30) и спуститься вниз, сбросив 2500м.

Гиды подняли нас в 23-00. До этого момента из одежды использовались только: треккинговые кроссовки, треккинговые штаны, термофутболка, флиска и иногда ветровка. Одел на себя: термобелье (причем, две термофутболки – решил расстегивать верхнюю одежду, если будет жарко), теплые непродуваемые штаны, флиску, бафф, тонкие носки и толстые треккинговые, треккинговые ботинки, теплую куртку, шапку, перчатки. Мы были предупреждены, что будет холодно. На вершине ожидалось -15…-20. Термосы были наполнены чаем, поскольку вода в бутылках могла замерзнуть. Аккумуляторы фотокамер были спрятаны под одеждой.

Гиды практически насильно начали нас кормить. Одна из девушек отказывалась кушать, один из наших портеров отправился за ней и настоял, чтоб она перекусила. Кушать действительно совершенно не хотелось.

Около полуночи в совершенном мраке экваториальной ночи выдвинулись из лагеря. На склоне уже мигали фонари двух-трех групп, которые вышли чуть раньше. Как наши гиды в темноте находили дорогу среди этого нагромождения черных камней, для меня остается загадкой. Но, тем не менее, мы pole-pole двигались вверх.

Дальше будут описания исключительно моих переживаний, поскольку до самой вершины весь мир вокруг как будто вымер. Был вот я, была вот черная тропа, были силуэты, которые выхватывал из темноты налобный фонарик. Тупо идешь вверх, и ничего не происходит. Сначала куртка была немного расстегнута, позже застегнул ее под шею. Жарко не было, и холодно тоже не было, а может, уже не чувствовал этого. Какое-то тупое состояние: смотришь вниз, видишь тропу и чьи-то ботинки впереди, pole-pole переставляешь ноги, обходишь камни, перекидываешься с кем-то парой слов и снова идешь в тишине и темноте. Возможно, это от недосыпания, ведь в предыдущую ночь не удалось достаточно поспать. Счет времени потерялся. Сколько мы в пути, сколько еще осталось – было совершенно непонятно.

Через некоторое время начала кружиться голова. Когда осознал это, начал периодически отрывать взгляд от тропы и смотреть по сторонам: на черные силуэты валунов, на вершину, на горящие далеко внизу огни города Моши. Старался крутить головой и фокусировать взгляд на разных предметах, на разном расстоянии от нас. Помогало мало. Еще через какое-то время для сохранения равновесия приходилось сильно концентрироваться, преодолевая любой уступ высотой более двадцати сантиметров. Если рядом был подходящий камень, старался держаться за него руками. Почему-то казалось, что если упаду, то придется идти вниз. Наступило какое-то полусознательное состояние. Все шли, и ты шел. «Pole-pole». Мыслей в голове, кажется, не было никаких. Впереди мелькали чьи-то ботинки, и ты шел за ними. Начинало светать.

Вдруг передние ботинки пошли гораздо быстрее. Пришлось и мне ускориться. Казалось, что Филипп (это он шел впереди меня) просто мчится как ветер. Как потом оказалось, кто-то сказал, что мы таким темпом мы можем не успеть на вершину к восходу солнца, еще сказали «быстрее идите вперед!», и мы сильно ускорились. Но всех этих переговоров я не помню. Мне просто нужно было идти за передними ботинками. 

И вот мы возле Stella Point. Тяжело дышу, еле держусь на ногах, колени трясутся. Какое-то дикое истощение. Под стелой сидят две наши девушки, выглядят они не очень; видно, что им подъем тоже дался нелегко. Предлагаю им чай, они соглашаются. Начинаю снимать рюкзак, и тут меня начинает кренить в сторону. Чтоб удержать равновесие перебираю ногами и как лебедь из «Лебединого озера» двигаюсь влево, пока плечо не встречается со стелой. Наливаю чай в крышку термоса и отдаю девушке, но она не может удержать крышку в руках, та падает и чай разливается. Вторая девушка делает пару глотков и говорит, что не может пить такой крепкий чай. Действительно, чай в термосе хорошо заварился и без сахара его пить не очень приятно. У гидов вода в бутылках вообще замерзла.

Приходим в себя возле Stella Point, сознание проясняется. С этого момента больше не было провалов в памяти, голова почти не кружится. До самого Uhuru Peak еще предстоит пройти по почти горизонтальной тропе еще несколько сотен метров. Когда все наши собираются вместе, выдвигаемся вперед. Становится все светлее, начинает проявляться пейзаж вокруг. Желто-оранжевый песок, белоснежные ледники, белый лед в кратере вулкана, оранжевое небо. Появляется солнце…

Девушке, которая выпила немного горького чая, становится плохо, ее стошнило. Филипп говорит, что это хорошо, что стошнило, и значит, сейчас станет легче. Она спрашивает: «Сколько раз должно быть плохо, чтоб стало лучше». «А сколько раз уже было плохо?» Оказывается это третий… У меня есть сухие салфетки, отдаю ей. Еще одна девушка просит у меня салфетку, но сухие у меня закончились и предлагаю ей влажные. Оказывается, что влажные салфетки замерзли. Они твердые как камень. Еле отрываем пару штук от общего ледяного брикета. Все это время третья наша девушка стоит в стороне и молча смотрит на рассвет. Саймон подходит к ней и говорит: «Смотри, как красиво!» Она начинает РЫДАТЬ!!! Все происходящее было каким-то нереальным. Какой-то сюрреализм…

Пытаюсь фотографировать, но руки трясутся, и большинство фото получаются смазанными. Идем дальше. Навстречу два танзанийца с очень серьезными лицами ведут какую-то иностранку. Она выше гидов примерно на голову, ее руки лежат у них на плечах, сама же она рыдает. Рыдает как ребенок, которого незаслуженно наказали: громко, взахлеб. Мне было почему-то очень смешно, еще долго вспоминал эту картину, хотя мое состояние было не намного лучше…

41_Glacier_1000 42_Glacier_1000

Добрались до Uhuru Peak, дождались своей очереди для фото на фоне знака «Uhuru Peak, Tanzania, 5895m. Africa’s highest point.» И тут наш товарищ совершил почти подвиг. Он попросил сфотографировать его в прыжке на фоне знака. И стал подпрыгивать с бетонного основания вверх. Он был нашим героем в тот момент. Мы еле передвигали ноги, а он ПРЫГАЛ!!! Лично я понимал, что сделать так же не смогу. Позже он признался, что тоже чуть не помер; но в тот момент мы восхищались его выносливостью.

44_Glacier_1000

Двое русскоязычных мужиков пытались открыть бутылку шампанского. Когда пробка поддалась, то почти весь напиток ровненькой струей устремился в небо. Сказывалось низкое давление. Мои ладони были похожи на надутые резиновые перчатки – такие они были опухшие. Пальцы выглядели как небольшие сосиски. На сжатых в кулаки руках не было видно косточек. Лицо выглядело так, как будто я был в запое уже месяц…

43_Glacier_1000

В кратер спускаться никто не захотел – мы не увидели там ничего интересного для себя. Поэтому было решено спускаться в лагерь. Видимо, спускались мы немного левее тропы, потому что вскоре началась сыпуха, которой вроде не было на подъеме. Гид взял одну из девушек за руку, и они заскользили вниз по склону как на лыжах. Мы же пошли более традиционным методом, хоть это и было медленнее. Куртки, шапки, перчатки были сняты, снова жарило солнце. Так мы и спускались, окруженные облаками рыжей пыли, поднимавшейся от потревоженных мелких камней.

45_Kilimanjaro_1000

До лагеря добрались почти без сил и завалились в палатки спать. Было около десяти – одиннадцати часов утра. Но долго отдыхать нам не дали – надо было спускаться вниз.

«А эти две кучи из пыли и грязи – это мои башмаки!» Именно так выглядели штаны и ботинки, в которых спускался. Их пришлось замотать в мусорные пакеты и бросить на дно рюкзака. Они были такие грязные, так пропитались этой рыжей пылью, что я всерьез сомневался, смогу ли отстирать одежду.

Пообедав, начали спуск. Всего один (или около того) час сна сделали свое дело – шлось легко, все весело разговаривали, шутили. Поверх термухи на мне была куртка с мембраной – ведь приближалось послеобеденное время. Природа Танзании нас не подвела, и начался дождь. В этот раз дождь был непростой, а очень сильный и с градом. К этому времени мы уже дошли до горной тундры с мелкой растительностью. Почва сразу размокла, по тропе текли ручьи, и нам приходилось обходить лужицы и болотца и ручейки. На рюкзаке кусочками льда лежали градины. Без флиски было холодно…

Возле лагеря Millenium была вертолетная площадка. Шутя мы спросили Филиппа не Абрамовичу ли построили площадку. Но он улыбнулся и ответил кивком головы. То ли мы друг друга не поняли, то ли действительно Абрамович летал здесь на вертолете.

Миновали Millenium и пошли в следующий лагерь Mweka. Тропа была выложена камнями и бревнами. После дождя они были скользкими, идти по ним было не слишком приятно. По дороге встречались носильщики, которые несли на своих головах такие специальные металлические носилки с одним колесом от мотоцикла, закрепленным посередине. Носилки предназначались для спуска больных/раненых с высоты вниз. Эвакуироваться на таких носилках, скачущих по камням на своем колесе, было, наверное, не слишком приятно.

В лагере Mweka уже стояли палатки. Их поставили наши портеры, которые обгоняли нашу группу по дороге вниз. Вокруг была буйная растительность. Лагерь был большим, размещался в лесу, везде на полянках стояло большое количество палаток других групп. Здесь была вода, можно было умыться.

Связались с нашим товарищем внизу. У него все было нормально, чувствовал он себя хорошо.

Поужинав, решили расходиться по палаткам. На часах было полдевятого. Кто-то предложил: «Ну, сегодня же Новый Год!!! Давайте посидим хотя бы до полдесятого!» Но большинством голосов праздник решили перенести на следующий день – все очень устали за эти сутки. По-моему, никогда еще с младенчества не встречал Новый Год во сне.

День 7

План: спуститься к воротам в национальный парк (Mweka Gate) и доехать до Аруши.

Дорога вниз пролегала через дождевой лес. Снова деревья были покрыты мхами, снова их стволы соединялись где-то вверху, образуя над тропой густой зеленый шатер. Воздух прозрачный и свежий, идти было очень приятно. Тропа хорошо утоптана, бревна, уложенные поперек нее, образовывали уступы. Видимо, это было сделано для того, чтоб грунт не размывало дождями. По дороге разучили один куплет танзанийской песни «Jambo! Jambo, bwana!..».

Возле ворот снова началась какая-то неразбериха с платежами. Надо было заплатить 600 долларов смотрителям парка, и обязательно карточкой, у нас же были только наличные. Помогли разобраться парни с шампанским с Горы. После общего фото поехали в Арушу. Почти всю дорогу наши танзанийские друзья пели песни. Особенно красиво пел наш повар, видно было, что ему самому пение очень нравится. Мы же подпевали только «Jambo! Jambo, bwana!..»

Когда пришло время платить «чаевые», которые по своей сути чаевыми не являлись, а были зарплатой портеров и гидов, снова начались недоразумения. Этому надо было заплатить больше, этому надо было доплатить за какую-то дополнительную работу, которую он выполнял на маршруте. В общем, как только дело касалось денег, сразу трактовка всех договоренностей у сторон начинала отличаться.

В Аруше мы встретились с нашим товарищем. Он был весел, бодр и не казался больным. Новый Год он встретил на главной площади Аруши в компании местных жителей: наркоторговцем и каких-то сутенеров. Позже, гуляя по городу, он время от времени с кем-то здоровался.

Нас ожидали три дня сафари и еще три дня отдыха на солнечном Занзибаре.

Со временем забылись все мелкие неприятности, связанные с неопределенностью, задержками и очередными непредвиденными расходами. Через пару дней исправилась форма рук и лица, зажили раны на сгоревшем носу. От головной боли остались только смутные воспоминания. Отстирались штаны, отчистился рюкзак, а ботинки снова стали черными.

Остались только образы Саймона, Филиппа и нашего портера «асанти-карибу»; вкус попкорна и огуречного супа; игры в «корову» в палатке; одинокие крестовники на склонах; «Pole-pole»; традиционные послеобеденные дожди; ночные огни города где-то далеко в долине; образ Килиманджаро с белой снежной шапкой на фоне синего неба; облака у нас под ногами. Остались только восхитительные воспоминания от самого крутого приключения моей жизни, а в голове еще долго крутились слова песни, разученной на Килиманджаро:

Jambo!

Jambo, bwana!

Habari gani?

Mzuri sana!

Wageni mwakaribishwa.

Kilimanjaro!

Hakuna matata!

Комментарии
Оставить комментарий
Последние комментарии
Roasted Rooster
17.10.2017
Это супер!! Спасибо

Ближайшие походы По этому маршруту