+38 (097) 670-20-32+7 (958) 581 5632info.pohodvgory@gmail.comSKYPE: info.pohodvgory

Новый 2013 Год. От Ай-Петри до Ласпи или сосны под снегом

Новый Год, по традиции (уже в третий раз), было решено встречать в Крыму. Обещанный на 2012-й конец света не произошёл либо прошёл незамеченным. Все всё пережили. Можно было смело праздновать наступление 2013-го года. Наш новогодний состав последних лет неожиданно претерпел изменения. Дима, в 20-х числах декабря захандрил от чего-то и отправился сдавать,  заранее купленные, билеты на поезд. Быть может, неудача с апокалипсисом так повлияла, не знаю. Факт остаётся фактом. Хандра на лицо, и в Крым мы с Анютой отправились вдвоём.

Мы ежегодно растём над собой. Сами создаём себе новые трудности и с разной долей успеха их преодолеваем. К 2013-му году доросли мы до небольшой зимней экспедиции, продолжительностью в 4 дня и 3 ночи (с 29.12.12. по 01.01.13.). Маршрут был оговорен ещё во времена триумвирата и радикально менять его мы не стали: от Ай-петри до Фороса или Ласпи (как повезёт). Чтобы не тратить драгоценное время на закупки в Крыму, все продукты и воду мы везли из Киева. Как всегда, не обошлось без лишних вещей, но зимний поход – это тот случай, когда лучше перебрать, чем недобрать.

Перво-наперво – благодарность! Спасибо моим хорошим друзьям, двум Сергеям, внёсшим свою лепту в этот поход в виде штанов-штормовок (для меня) и шапки-балаклавы (для Анюты). Таким образом, друзья были с нами не только мысленно, но и очень даже вещественно. Шапка была взята на случай суровых ветров, господствующих на крымских яйлах, штаны – как значительно более удобный вариант брюк для похода, чем тяжёлые и плохосохнущие джинсы. И то, и другое в разной степени пригодилось. Памятуя о прошлогодних холодных ночёвках, по дороге в Крым, в городе Смела, у родителей Анюты, мы взяли ещё один спальник-одеяло (в качестве подстилки под наши сшивающиеся «пингвины») и ещё один каремат (его мы размещали в палатке перпендикулярно нашим двум в районе бёдер и поясницы). Всё остальное, нажитое непосильным трудом, было своим. Ну, что ж, дальше обо всём интересном, полезном и бесполезном, смешном и не очень, буду рассказывать по ходу событий.

28.12.12. Наши приключения начались ещё в Киеве. Точнее, в метро. Поезда на «красной» ветке киевского метрополитена забиты почти всегда. Вот и в этот раз, людей, едущих на вокзал, было немало. Большинство, естественно, сгрудилось в проходе между сидениями и у дверей. Держаться многим не за что, но и падать особо некуда. Во время очередного торможения стоящая возле меня девушка теряет равновесие и хватается за первое попавшееся под руку – за мои штормовые брюки в районе паха. Восстанавливает равновесие и смущённо одёргивает руку. Понимающе хихикает на моё замечание, дескать «хорошо, что только за брюки, барышня…». А мне вспоминается старый анекдот про отца с малолетним сынишкой, пошедших в сауну и его коронная фраза при падении отпрыска: пошёл бы с мамой – вообще б убился!

Дальше – больше. Сели в поезд. Рюкзаки забросили на вторую полку боковых сидений нашего плацкартного вагона. Часа через три, в районе Смелы, стало ощутимо попахивать бензином. Уже после остановки в Смеле решили разобраться, в чём дело. Оказывается, моя специальная туристическая ёмкость для горючего стала протекать. Бензин просачивался через целлофановый пакет, испарялся и источал свой характерный запах на весь вагон (благо, сидели мы в самом его конце). Ёмкость вытащили, протёрли, вложили в новый пакет, но… было поздно. Проводница нас засекла. Учинился «шкандаль». Впрочем, не слишком громкий. Поскольку просто так бензин не выльешь, а ёмкость не выбросишь, было принято компромиссное решение – наши запасы горючего перебрались в тамбур, в отсек, где хранится уголь для вагонной печи. Так он и доехал до самого Симфера. Утром, заказывая чай, я поблагодарил проводницу за мудрое решение в сложившейся ситуации, заплатив за чай и «на чай» оставив. Я противник коррупции, но в данном случае был виноват и мог быть оштрафован и отчитан, как школьник, за провоз запрещённого горючего вещества в вагоне. Умение идти на компромисс и входить в положение других людей – великое дело. На вокзале в  Симфере, узнав, что мы идём отмечать Новый Год на Ай-Петри, проводница провожала нас несколько удивлённым, но тёплым материнским взглядом.

29.12.12. Как я уже говорил, почти всё необходимое мы везли с собой из Киева. Наши покупки в Симферополе ограничились вкусным крымским вином и «дождиком» для украшения новогодней ёлки. Троллейбус «Симферополь – Ялта» был практически пуст. С удивлением мы наблюдали, что снега нет не только в Симфере, но и на Ангарском перевале и даже выше, на Пахкал-Кае. Демерджи, вообще, была залита солнцем и нам обоим с Анютой пришла в голову мысль: а не выйти ли здесь и не пойти снова на Джурлу, как год назад, или куда дальше? Мысль была высказана вслух, когда троллейбус уже выехал из Алушты. За Алуштой снег был. И на трассе, и, само собой, в горах, на Бабугане и Никитской яйле. Повеяло холодком, но назад возврата не было. Мне снега не хотелось. По крайней мере, глубокого. Анюта опасалась снега тающего: представьте себе, каково это – ставить палатку в мокрый снег, складывать её, задубевшую, утром, идти четыре дня в наверняка промокшей обуви... Но она мечтала увидеть сосны в снегу, их тёмно-зелёные «лапы» под белыми «шапками»… С этими мечтами мы добрались до Мисхора. А в Мисхоре работники канатной дороги «Мисхор – Ай-Петри» сообщили нам, что снега на яйле нет – расстаял за последние два оттепельных дня. Температура в Ялте и Мисхоре была около +7. Наверху я ждал нуль градусов.

«Канатка» для туристов – это не только самый быстрый способ подняться на яйлу, но и самый грабительский! 60 грн. с человека + 30 грн. за рюкзак! Плюс маршрутка «Ялта – Мисхор» с учётом багажа обошлась по десятке с носа. В итоге – 200 грн. на двоих! Да за такую сумму мы могли бы на такси с ветерком до Ай-Петри прокатиться! А летом на «канатку» ещё очередь по три часа стоит! На входе в вагончик канатной дороги Вас спросят, нет ли у Вас петард и фейерверков. Они, дескать, могут самопроизвольно срабатывать от перепада давления при подъёме. Мы ответили, что нет. Зато у нас есть баллон с газом. Туристический. Нам сказали, что случаев с разрывами таких баллонов ещё не было и есть надежда, что наш тоже не пострадает. А мне подумалось: баллон то ладно, главное, чтобы мы сами не пострадали, все присутствующие.

Наверху нас встречали с восторгом. Всех четырёх пассажиров последней кабинки на сегодня, стартовавшей из Мисхора в три часа дня (последний вагончик вниз с Ай-Петри зимой отправляется в 16:00). И покушать-отдохнуть зазывали, и орла «бесплатно» на руку сажали… Мы скромно объясняли, что у нас осталось всего около часа светового дня для ходьбы по яйле перед ночлегом и задерживаться мы не хотим. На что в конце получили замечательную реплику: ну, нагуляетесь – вернётесь! Хм… Сомневаюсь!

Отойдя метров 300 от верхней станции канатной дороги, мы свернули с асфальта налево и ушли по грунтовке на запад. По правую руку осталась дорога к пещере «Трёхглазка», а мы прошагали пару километров и остановились возле горы Купол, на которой находятся остатки заброшенной радиолокационной станции. Обнаружив укромное местечко, защищённое со всех сторон от ветра, мы поставили нашу палатку и стали готовиться к первой ночёвке. Несмотря на то, что снега, действительно, не было, я предполагал, что эта ночёвка будет самой холодной. Высота ведь 1200 метров над у.м. Это не шутка. Но у нас ещё был запас психологической прочности и домашних продуктов. С такими запасами не пропадёшь. Возиться с бензином и мультитопливной горелкой мне не хотелось (забегая вперёд, скажу, что так и проносил их в рюкзаке весь поход, ни разу не использовав), и воду на чай я грел на газе. В принципе, абсолютно напрасно я брал с собой и зимние ботинки Columbia. Знал бы, взял бы кроссовки и сэкономил бы немало места в рюкзаке. Поскольку температура воздуха не была экстремальной, то и костром мы «не заморачивались». В прошлый раз, после ночёвки с новогодним костром, возвращаясь в Киев, «дымили» на весь вагон. В этот раз решили пожалеть нащих будущих попутчиков и без нужды костёр не разводить. К нашему чаепитию подтянулись местные псы, те, которые обитают в районе Ай-Петри и торгового городка. Полаяли на нас откуда-то из кустов и ушли восвояси. После всех безумных переездов этого дня тянуло на отдых. Обмотав шерстяными шарфами поясницы, натянув поплотнее шапки и укутавшись в спальники, мы окунулись в объятия Морфея. И только полная луна полночи светила фонарём в нашу палатку.

novohodnyy-pohod-krym12

Плато Ай-Петри. Снега как не бывало!

novohodnyy-pohod-krym23

Сосенка.

novohodnyy-pohod-krym32

Закат над горой Купол. Видно основание разрушенного радиолокатора.

30.12.12. Предпоследний день уходящего года стал днём маленьких надежд и разочарований. Утро выдалось ясным. Ночь была морозной, но бесснежной, и сосен под снегом увидеть нам так и не довелось. Конечно, можно только представить, как бы мы передвигались по глубокому снежному покрову без бахил и привязки к какой-либо тропе или дороге! А так, все тропы и дороги были прекрасно видны, что, безусловно, облегчало наш путь. Основная наша надежда теплилась под моей курткой в отсеке для батареек нашей старой «мыльницы». Два комплекта старых аккумуляторов сели ещё вчера вечером, не успел сделать я и десятка снимков. В фотоаппарате находился наш последний комплект. С тех пор я носил наш «Никон», как крест, на теле, а ночью держал под боком в спальнике.

Для движения в сторону Фороса мы выбрали тропу по самой кромке яйлы. Тропа была нам не знакома (в 2011-м году мы были в этих местах, но шли в обратном направлении и несколько дальше от края) и тем интересна. Было приятно открывать новые уголки в, казалось бы, уже знакомых местах. Оказалось, что мест для стоянок с шикарными видами на этой тропе предостаточно.

Вначале мы прошли над перевалом Алупка-Богаз, где на плато Ай-Петри поднимается Воронцовская тропа, вышли на Лысую гору (в Крыму, оказывается, таковая тоже имеется), а затем совершили подъём на гору Ат-Баш (1196 м.). Здесь мы устроили наш первый привал. Внизу, под Ат-Башем, со стороны яйлы, была прекрасна видна котловина Беш-Текне, через которую мы шли летом 2011-го. Там есть озёра, источники питьевой воды и места для палаточного лагеря. Но спускаться в неё сейчас резона не было – воды у нас было достаточно, а времени на радиальные прогулки не было совсем. Спустившись с Ат-Баша мы оказались на развилке: со стороны Беш-Текне вниз, на побережье, с перевала Эски-Богаз сбегала грунтовая дорога, а наша тропа шла дальше, на хребет Куняшлы-Баир и гору Спирады (1029 м.). К часу дня мы уже были на горе, где устроили следующий привал и дневной перекус. Хлеб, сало (в первый и последний раз в этом походе), солёные огурцы, томатный сок, вино и конфеты. Будто на пикнике на лужайке перед домом, а не в походе! С вершины Спирады открывался бесподобный вид на побережье Чёрного моря, залесенные склоны яйлы и живописную скалу Биюк-Исар (773 м.), что в переводе с тюркского означает «большая крепость». Крепость там, действительно, в своё время была и охраняла проход на перевал. В противоположную сторону от Спирады уходит хребет Тарпан-Баир, а между ним и горой Бюзюка (927 м.) лежит Карадагский лес, через который пролегает старая римская дорога в Байдарскую долину. Виды и в эту сторону хороши.

Продолжая идти по краю яйлы, где-то за Спирадами, под горой Морчека (982 м.), мы повстречали первых туристов, которые подобно нам, приехали праздновать Новый Год на Ай-Петри. Группа из трёх человек (две женщины и парень-подросток) из Донбасса шла нам навстречу и следовала к котловине Беш-Текне. Обменявшись полезной информацией и поздравлениями, разошлись. Времени на долгие разговоры не было, но идти нам оставалось недалеко.

Прошли гору Треугольник и гору Кастропольская (955 м.) и наконец-то вышли к пассивным ретрансляторам радиосигналов, известным в туристических кругах, как «Уши». Место для второй ночёвки решили искать в окресностях, так как под «Ушами», в лесу, есть родник (колодец). Воды на ужин нам вполне хватало, а вот на завтрак могло не хватить. При этом, днём мы воду почти не пили – идти было не жарко и жажда не докучала. Палатку поставили на полянке под «Ушами». Как в сказке. В смысле, к нам передом, к лесу задом – то есть, в тени деревьев. Выбранная нами дислокация позволяла наблюдать дорогу, заходящее солнце и звёзды. Ясный день сменился такой же ясной, звёздной ночью. Вот только луна уже не светила, как раньше. Зато не обошлось без гостей: ближе к полуночи рядом с нашей палаткой пробежала косуля. У косуль характерный, похожий на собачий, лай. Возможно, она пришла к роднику, а наше присутствие её несколько смутило. Не знаю. Пролаяв пару раз, животное удалилось. Мы вспомнили, что летом 2011-го чуть дальше, в лесу у перевала Шайтан-Мердвен (Чёртова Лестница) мы встречали красивого самца этого рода евразийских оленей. Тогда я впервые услышал голос косули и увидел её в естественной среде обитания. Не знаю, что удивительней: нам, людям, повстречать косулю в зимнем ночном лесу или ей повстречать нас, сумасшедших туристов, на тропе к водопою…

novohodnyy-pohod-krym34

Вид на побережье с Лысой горы.

novohodnyy-pohod-krym35

Перевал Алупка-Богаз. Вид с Лысой горы на восток.

novohodnyy-pohod-krym36

Взгляд вглубь яйлы. Гора Бедене-Кыр (1301 м.) и радиолокационная станция.

novohodnyy-pohod-krym37

Вид на гору Ат-Баш (третий уступ по счёту; 1196 м.).

novohodnyy-pohod-krym02

Котловина Беш-Текне. Вид с вершины Ат-Баша.

novohodnyy-pohod-krym04

Погода меняется, цель – никогда. На пути к горе Спирады.

novohodnyy-pohod-krym05

Слева направо: Бюзюка, Анюта, лес Карадагский, Тарпан-Баир.

novohodnyy-pohod-krym06

Вид с горы Спирады на перевал Эски-Богаз.

novohodnyy-pohod-krym07

«Ухо». Левое. Правое – справа за кадром.

novohodnyy-pohod-krym08

Закат. Без слов.

31.12.12. За вчерашний день мы сбросили высоту с 1200 до 900 метров над у.м. Ночь была не такой холодной, но вода, оставленная в бутылках за пределами палатки, всё же, частично замёрзла. Утром Анюта преподавала мне урок занимательной физики – разогревала воду в кастрюльке на газу, а затем переливала назад в бутылку со льдом. Ловкость рук и никакого мошенничества – лёд в бутылке таял, превращаясь в необходимую для приготовления затрака жидкость. В колодце под «Ушами» уровень воды оказался невысок, но заботливые туристы привязали к крышке колодца верёвку с пятилитровой бутылкой. Таким образом, за один раз удалось полностью восполнить наши запасы. Можно было смело идти дальше.

Далее на запад, за «Ушами», лежит перевал «Собачья Лестница», ведущий на побережье. Говорят, довольно труднопроходимый. Следом за ним – уже гораздо более доступный и популярный – перевал Шайтан-Мердвен или «Чёртова лестница». Окресности перевала утопают в лесу. Лес тут довольно обширный. На разъезженных лесниками дорогах держится круглогодичная грязь и заплутать на них проще простого. Летом 2011-го и нас не минула участь сия. Зимой 2012-го прозрачность леса позволила значительно легче находить ориентиры на этом участке, будь то кормушки для косуль или памятник партизанам. Минут через сорок такого безрадостного пути мы выбрались на Форосский кант – самую низкую часть Ай-Петринской яйлы. С высоты 900 метров мы спустились до высоты метров в 700. Шикарный сброс!

На дороге между горой Хуба-Орта-Хая (662 м.) и горой Кильсе-Бурун (712 м.) нам повстречался ещё один турист. Парень в хаки, путешествующий в одиночку. Тоже из Донбасса. Он настоятельно рекомендовал нам подняться на вершину Кильсе-Бурун, обещая захватывающий вид, и пожелал крепкой любви. Самому, видно, грустно вздохнулось по этому поводу. На Кильсе-Бурун мы решили не подниматься – здесь с любой вершины виды на загляденье. Пройдя чуть дальше, мы сошли с дороги на тропу и остановились на обеденный перекус у горы Мшатка-Каясы (650 м.). Вскоре нашу трапезу прервала семейная пара с двумя детьми лет шести-семи. Грех было не воспользоваться такой погодой (температура на солнце к полудню, думаю, поднялась до +10) для прогулки по горам. Они шли налегке из Фороса до Шайтан-Мердвен, где планировали спуститься с яйлы на побережье. Проверили у нас путь по карте, похвалили нас за смелость и резво побежали дальше. Вот они и поднялись на Кильсе-Бурун за нас за всех. А мы продолжили путь к Форосу и вышли к спуску с яйлы в сторону перевала Байдарские ворота. На спуске произошла ещё одна встреча. На этот раз пара средних лет, без детей, но с собакой.  Шли с трудом, зато с шутками и шампанским, чтобы выпить его наверху. Просили не трогать медведей, если встретяться нам по пути. Обещали, что трогать не будем. Чай, не Машеньку я веду, а Анечку – другой сорт!

На перевале стало совсем жарко. Я прикрепил свою куртку поверх рюкзака и шёл в одном свитере, Анюта сменила свою куртку на обычную ветровку-дождевик. Однако, за перевалом мы оказались в тени северо-восточного склона Байдарской яйлы и быстро переоделись обратно. Здесь было по-настоящему холодно. Местами попадался снег, хотя высота над морем не превышала 600 метров. Байдарскую яйлу мы планировали пройти не останавливаясь, чтобы к сумеркам достичь скал Тышлар («Зубы Дракона») у горы Ильяс-Кая («Лягушка»; 682 м.) над Ласпи. Там мы первоначально и планировали встречать Новый Год. Но, поднявшись на яйлу, наши намерения были изменены самым радикальным образом. Всё, стоп! Никуда мы больше не пойдём! Вокруг такая красота! Такое яркое солнце опускается к морю! Так красива сама Ильяс-Кая с западного склона яйлы! Виды – на все четыре стороны света! Под ногами с одной стороны Форос, с другой – вся Байдарская долина! А ещё, на развилке троп (одна на Байдарскую яйлу к массиву Челеби, другая – на залесенную вершину горы Форос) мы встертили спускающегося парнишку, который обещал нам шикарные фейерверки из Фороса и других городов побережья. Мол, если вы с ночёвкой, оставайтесь – не пожалеете! Вот мы и решили остаться. Правда, не на горе Форос, а чуть дальше, выбрав тропу к массиву Челеби. Вышли на западный склон яйлы и провожали уходящее солнце. Вечер был прекрасен. Место и время располагало к жгучему желанию поделиться восторгом от окружающей нас красоты и мы с Анютой по очереди то «насиловали» фотоаппарат, то звонили друзьям, передавая приветы и поздравления. Пока суть да дело, нашли и нарядили новогодними игрушками симпатичный куст можжевельника.

Когда уже солнце окунулось в волны Чёрного моря, мы переместились в ложбину у горы Челеби-Яурн-Бели и стали  разбивать наш лагерь. Поставили палатку, «сварганили» ужин. К чаю достали 200-грамовую плитку шоколада. В общем, шиковали по полной! Но, несмотря на массу впечатлений, усталость никак не накатывала и спать мне не хотелось. Так и пришлось ворочаться в сшивке из спальников часов до десяти вечера. В 22:00 воздух огласился звуками салюта. Судя по тому, откуда шёл звук, стреляли в Форосе. Кацапский город, решили мы. Запроданці. Уличать их в измене Родине воочию, однако, не стали. Дождались полуночи. На всякий случай на 23:45 поставили будильники на мобильных телефонах. Встали. Сварили из остатков вина глинтвейн, взяли, предусмотрительно захваченные из Киева, бенгальские огни и пошли проверить, на месте ли новогоние украшения на нашей «ёлочке». В 24:00 в Форосе снова стали стрелять. Но как-то «жиденько». Видно, почти всё спустили в угоду северному соседу. Зато каким фейерверком разразилась Байдарская долина! Я, прямо, зауважал этих смелых людей: какой «оазис» национально-патриотического сознания в кругу врагов! Особенно ярко смотрелся главный посёлок долины – Орлиное (быв. Байдары). Браво!

Глинтвейн  оказался очень даже неплохим снотворным. Во всяком случае, после его распития в честь наступившего 2013-го года, я смог спокойно уснуть и, с чувством выполненного долга, спал до утра, аки младенец.

novohodnyy-pohod-krym09

Последнее утро старого года. Как в сказке…

На пути к перевалу Шайтан-Мердвен.

На пути к перевалу Шайтан-Мердвен.

novohodnyy-pohod-krym11

Здесь старая крымская дорога (Севастополь-Ялта) подходит к горам вплотную.

 

novohodnyy-pohod-krym13

Форосский кант и гора Кильсе-Бурун (712 м.).

novohodnyy-pohod-krym14

Гора Форос (639 м.) и церковь Воскресения Христова. Вид с Форосского канта.

novohodnyy-pohod-krym15

И ещё раз, с другого ракурса.

novohodnyy-pohod-krym16

Всегда удивляет, сколько прошагать за день можно… Вид на Форосскую церковь и кант с Байдарской яйлы.

novohodnyy-pohod-krym17

Байдарская долина и посёлок Орлиное.

novohodnyy-pohod-krym18

Западный край Байдарской яйлы. Вид на гору Ильяс-Кая («Лягушка»; 682 м.).

Вид на Форос с Байдарской яйлы.

novohodnyy-pohod-krym19

Вид на Форос с Байдарской яйлы.

novohodnyy-pohod-krym20

«Солнце уходит на запад» – Игорь Тальков.

novohodnyy-pohod-krym21

Последний час декабря. Зажигай!

novohodnyy-pohod-krym22

Куст можжевеловый. Подвид «ряженый». И человек с огоньком.

01.01.13. Доброе утро всем, проснувшимся в 2013-м году! Всеобщий конец света канул в лету вместе с годом 2012-м. Остался только индивидуальный для каждого. Утро доброе, но холодное. Умыться стоит хорошенько – сегодня мы выйдем к людям, в цивилизацию. Сначала – завтрак. Потом – освежающее переодевание на морозе в чистаю одежду. Потом всё, что осталось распихиваем по рюкзакам и собираемся в путь. Времени у нас ровно столько, чтобы сказать «достаточно». А в 18:25 – поезд из Севастополь – Киев. И нужно не опоздать.

Перво-наперво забрались на вершину Байдарской яйлы – гору Челеби-Яурн-Бели (657 м.). Свежим взглядом окинули утренние пейзажи и начали спуск к скалам Тышлар. Для этого мы снова вышли на край плато, а потом – на грунтовку, уводящую в сторону Ласпи. Дорога сбегает с Байдарской яйлы и, огибая гору Мачук (624 м.), спускается к трассе Севастополь – Ялта лесистым урочищем Ялын-Чур, стиснутым Ильяс-Каёй, Байдарской яйлой и красивейшим скалистым хребтом Донгуз-Орун. Скорее интуитивно, нежели по памяти 2011-го года, мы свернули с этой дороги на тропу, ведущую к скалам Тышлар. Полчаса ходьбы и мы оказались среди этих исполинских валунов, действительно, напоминающих своим расположением зубы дракона или каменный цветок, как их ещё иногда называют. Место красивое, особое по энергетике. Недаром его любят посещать, наряду с «Лягушкой», эзотерики всех мастей. Следов чьих-то ночёвок мы тут не обнаружили, но к Ильяс-Кае вверх по ущелью от трассы тянулись и одинокие путники, и семьи, и целые группы. В основном, крымчан, вышедших в ясный день 1-го января на прогулку по этим живописным местам. Славно, что есть ещё люди, не уснувшие вчера вечером лицом в оливье – таких не берут в космонавты на «Лягушку». Поскольку мы на ней уже были летом 2011-го года (правда, в полном тумане и неведении, куда мы забрались…), то решили двигаться дальше по тропе на трассу.

Впервые за последние трое суток мы вышли на асфальт. Время – 12:30. На остановке «Ласпи» групками стоят люди в ожидании автобуса на Севастополь. Переодически подъезжают таксисты и уговаривают подсесть на свободные места, уверяя, что автобус идёт переполненный и всех не возьмёт. Некоторые верят и садятся. Мы ждём. В какой-то момент мимо нас по трассе в сторону Севастополя с нагруженными всяческим скарбом велосипедами проходит троица монахов. Переселяются, что ли? Несмотря на яркое солнце, стоять во влажных от пота ботинках становится холодно. Я переобуваюсь, Анюта терпит. А автобус, правда не переполненный, проезжает, падла, мимо нас и даже не пытается остановиться! Время – 14:30. Ждать следующего бессымысленно. Созвонившись с нашими друзьями, Лёшей и Ирой, живущими в Севастополе, узнаём номер телефона севастопольского такси и стоимость нашего трансфера из Ласпи в город русской славы. Но сегодня – 1-е января и полутарный тариф. Чтобы нас забрать из Ласпи, такси запрашивает 375 грн. Сейчас! У нас всего осталось 450 грн. на двоих. Жмёмся. Пытаемся автостопить. Мимо проезжают, в основном,  крутые иномарки – на них надежды нет. Но и простые авто, наследие советской эпохи, не тормозят. Узнаешь родную страну! Чтобы хоть как-то согреться и создать видимость деятельности, я предлагаю Анюте идти пешком на Ласпинский перевал. Есть надежда, что там могут быть такси или просто машинам будет удобней подобрать нас по дороге, чем на переполненной остановке. Тщетно. Такси на перевале нет, а частникам мы триста лет снились. Время – 15:30. Начинаем волноваться.

Но нам везёт. Едва мы прошли перевал, как на обочине остановился небольшой фургон. В фургоне – четыре сидения, остальное пространство пусто и приспособлено, видимо, для перевозки строй-материалов. На переднем сидении – молодая пара с собачкой. На вопрос «до Севастополя не подкинете?» радостно улыбаются и предлагают садиться. Речь о деньгах не идёт, интересно просто пообщаться. Сами едут из Мисхора, куда к «канатке» подвозили своих друзей. Собачка (декоративная порода, пародия на кошку) впервые так далеко отъехала с хозяевами от дома и её жестоко укачало: уши к долу, глаза мало не плачут. Мы рассказываем о наших приключениях и дорога проходит незаметно. Через полчаса мы уже были на 5-ом километре в Севастополе. Поехали маршруткой сразу на вокзал. Перекусили в забегаловке с весьма актуальным названием «Турист» под аккомпанемент «Комеди Клаба» и, убив ещё час, сели в поезд. Что ж, все сказки рано или поздно подходят к концу. Но главное, что моя принцесса всё ещё со мной, а наша «избушка» стоит к нам передом.

novohodnyy-pohod-krym24

Все игрушки на месте. Проверено, мой генерал!

novohodnyy-pohod-krym25

Январь. Туристы, торжествуя, к «Лягушке» продолжают путь.

novohodnyy-pohod-krym26

Уже ближе… Ильяс-Кая (682 м.), скалы Тышлар и гора Мачук (624 м.).

novohodnyy-pohod-krym27

Гора Куш-Кая (627 м.) и Ласпинский перевал с кромки Байдарской яйлы.

novohodnyy-pohod-krym28

Гора Ильяс-Кая. Как мы на неё в 2011-м залезли – тайна, скрытая туманом.

novohodnyy-pohod-krym29

«Зуб Дракона». Один из валунов Тышлар.

novohodnyy-pohod-krym30

«Стражи» Ильяс-Каи.

novohodnyy-pohod-krym31

Переселение монахов на фоне скал Донгуз-Оруна. Злые мы, они уходят от нас…


Вам также будет интересно

Комментарии
Оставить комментарий

Ближайшие походы По этому маршруту
    Нет в расписании