+38 (097) 670-20-32+7 (905) 671 3961info.pohodvgory@gmail.comSKYPE: info.pohodvgory

Отчет о восхождении на пик Ленина

Летом 2016 года мне посчастливилось руководить поездкой в Киргизию, целью которой было восхождение не легендарный семитысячник – пик Ленина. Сейчас его переименовали в пик Авицены, но инерция традиций целых поколений альпинистов продолжает удерживать за вершиной многими нелюбимое имя, под которым она известна во всех уголках мира. Большинство восходителей в наше время – приезжие из множества стран.

Вместе с еще одним участником этого проекта, мы для лучшей акклиматизации сначала отправились на Кавказ, в Кабардино-Балкарию, и тренировались на Эльбрусе. Дальше был перелет в Ош через Новосибирск. Ош очень интересный город. С одной стороны он начинен среднеазиатской экзотикой, с другой, переносит любознательного туриста в Советский Союз во времена 80х годов прошлого века. Ни потасканные японские праворульные машины, ни новые здания (впрочем, весьма редкие) не способны изгнать это удивительное чувство путешествия во времена, в которых прошло наше с Андреем детство.

Несколько дней в Оше мы ожидали пропуска в погранзону, гуляли по городу в сорокоградусную (но вполне переносимую) жару, сходили в музей, поднялись на обзорную вершину прямо в центре города, значительную часть которого занимает рынок – в лучших азиатских традициях. Обьедаясь сладкими фруктами и фисташками, мы так же купили необходимые для экспедиции продукты в придачу к взятым с собой сублиматам, которые должны были составить наш высотный рацион.

Наконец, все дела были сделаны и мы отправились в Ачикташ на видавшем лучшие времена японском минивене, загруженном под завязку. Каждый кубический сантиметр салона был заполнен всевозможным снаряжением, так же гора снаряжения была закреплена на крыше. Мы ехали с тремя чешскими ски-альпинистами, у них было просто невероятное количество вещей, только палаток шесть штук для всех лагерей, да еще и кислород про запас… Так что мы – двое парней под два метра, разместились на дополнительных сидениях в багажнике на следующие, как оказалось, семь часов!

Дорога из Оша к Луковой поляне просто потрясает своей красотой. Памир очень красочен, и эти красоты природы еще органично дополняются небольшими поселками, многочисленными юртами и вагончиками, куда на лето переселяется значительная часть небольшого населения Киргизии. Выпас скота традиционное занятие в этой стране и сейчас. Последние 33 километра до лагеря преодолеваются по, ну ооочень грунтовой дороге. Тут началось самое интересное – наша перегруженная и очень «асфальтная» машина была совсем не приспособлена к подобному рельефу… Но наш немолодой шофер невозмутимо чиркал порогами, глушителем и бамперами о препятствия не издавая никаких звуков возмущения. Видимо, он считал 200 долларов достаточной компенсацией своих неудобств. Машина и все вещи на крыше скоро покрылись толстым налетом пыли. Потом пошел дождь. Последний брод оказался водителю не под силу. Из лагеря пришла полноприводная делика и за отдельную плату довезла нас до гостевой юрты, давшей нам приют на ночь.

До приезда остальных участников у нас оставалось достаточно времени, поэтому утром мы с полной выкладкой отправились в лагерь 1 на 4500 метров. После Эльбруса чувствовали себя уверенно и шли довольно бодро, хотя несметное число забавных сусликов всячески пыталось нас отвлечь))). Подход в первый лагерь до того красивый и приятный, что заслуживает отдельного описания. Мне кажется, даже тем, кто не собирается подниматься на вершину, стоит сходить его просто для удовольствия, как отдельный треккинг. Сначала нужно подняться на перевал Путешественников, затем немного сбросить высоту и следовать в лагерь по одной из троп любуясь величественными ледниками и горами. Сам Пик тоже отлично виден в хорошую погоду.

В первом лагере мы поселились в стационарной палатке, очень уютной. Решили налегке, для акклиматизации, «прогуляться» до лагеря 2. Оставили вещи и начали подьем утром, что оказалось большой ошибкой. Этот участок на Горе является наиболее технически насыщенным – разумнее всего тут передвигаться в связке, что мы и сделали. Но несмотря на высоту, снег и лед, ближе к обеду этот подьем превращается в один из кругов ада - как это не смешно звучит, но это одно из самых жарких мест, в которых я бывал. А ведь только весной я проводил путешествие в марокканской Сахаре))). Идти в такую жару крайне утомительно. Неизвестно куда подевалась наша хваленая эльбрусская акклиматизация и мы еле передвигали ноги. Нас стали обгонять какие-то заграничные дедушки с неслабыми рюкзаками из группы «нам за 60». Восхищаемся их формой и ползем по-немногу дальше. Финальная часть маршрута имеет очень правильное название. Сковородка. Лучше и не скажешь. Снежный цирк на высоте четырех с половиной километров просто притягивает солнечные лучи, прогреваясь до сорока. Как тут все еще не растаяло?! На конец, выполаживание. В виду лагеря-2 садимся на часик отдохнуть и «зачекинить» организм. Пьем как кони. Пора вниз. Сбегаем очень быстро, но потом уже на равнине долго блуждаем до нашего лагеря. Наконец в палатке.

Оставляем все, что пригодится на следующем выходе тут, и на следующее утро бежим к зелени Ачикташа, встречать новоприбывших участников. Начинаются экспедиционные будни.

Сначала провели минимальную акклиматизацию для новых восходителей – прогулялись на перевал. После двух ночей на поляне вышли наверх. Поскольку форма новых участников еще оставляла желать лучшего, их вещи поехали в лагерь-1 на лошадях (есть тут такая опция). Тем не менее, подьем для многих оказался очень трудным. В сложную погоду мы поднимались около семи часов. Ребята выложились на полную. Следующие две ночи мы провели в лагере-1, для лучшей акклиматизации.

Днем прогулки, простое восхождение на небольшую горку возле лагеря. Стараемся много пить и побольше есть. Правда, аппетитом могут похвастаться немногие. Проводим занятие по альпинистской технике и тактике, проверяем снаряжение. В общем, скучать некогда. Все ребята далеко не новички в горах, у каждого за плечами минимум один пятитысячник, у кого то их уже четыре. Тем не менее, эта гора самое серьезное испытание для каждого из них. Поэтому учимся, вспоминаем.

Планировали максимально ранний выход, что бы пройти ледник до жары. Но один из участников ночью заболел, утром он не может идти на восхождение. Приходится оказывать первую помощь и перегруппироваться, менять тактику подьема. Выходим с опозданием на полтора часа. Попадаем в длинную очередь таких же желающих попасть наверх. Идем в хорошем темпе до половины подьема. Тропа хорошо набита, технических сложностей немного. Но вот становится жарко, и ребята серьезно замедлились – начинает сказываться высота. Перерывы становятся очень частыми, нас обгоняют, скоро мы оказываемся почти в хвосте основного потока. Зная специфику второго лагеря, начинаю опасаться, что окажемся без мест. Поэтому после того, как прошли открытые трещины разделяемся – мы с Андреем в связке убегаем вперед, занимать места под палатки и готовить площадки, ребята идут своим темпом. Прошу знакомого гида из Запорожья присмотреть за ними. Он так же ведет своих на первый выход и темп их невелик. Наверху около полутора часов готовлю площадки с помощью лопаты, ставлю нашу палатку. Андрея накрыла горняшка – сильнейший приступ головной боли. Сочувствую ему и продолжаю махать лопатой – работа должна делаться. Через несколько часов подошли наши ребята. У них не осталось сил дойти до самого лагеря, и они поставили палатку на первом ровном пятачке. Иду к ним, беседуем. Им очень тяжело – говорят что никогда так плохо себя не чувствовали… Уговариваю немного потерпеть, больше пить, что-нибудь сьесть. Для организма это шок – ведь мы не намного ниже вершины Эльбруса, а это по меркам этого места – только начало. С погодой везет. Довольно тихо, ночью не очень холодно, осадков пока нет.

Вес наших рюкзаков сокращен до минимума, у каждого около 12-13 килограмм. На высоте каждый килограмм чувствуется. Тем не менее, у нас есть все необходимое для жизни в таких условиях – палатки, качественный газ и высотная кухня, сублимированная высококалорийная еда, теплая одежда. Так сказать, технологии не стоят на месте. Раньше сюда ходили совсем с другими вещами, но ведь многие удачно поднимались на вершину! В горах четко понимаешь, что даже самое хорошее и современное снаряжение не более, чем твой помощник. Наверх поднимаются люди, а не технологии и без надлежащей подготовки, глубокой мотивации и силы воли тебе ничего не поможет. Часто беседую об этом с участниками, рассказываю истории разных людей, в разное время ходивших в горы. Для хорошей акклиматизации так же очень важна постоянная неторопливая активность – очень нежелательно просто лежать без движения в палатке, благо дел в лагере хватает: топить снег, строить защитную стенку от ветра. Можно просто прогуливаться. Спать и восстанавливаться на таких высотах так же трудно, поэтому самое главное – глубокое желание достичь цели, сильная воля.

На следующий день, после сложной бессонной ночи, часть группы решила спускаться вниз, не смотря на мои просьбы остаться и продолжать акклиматизацию, без которой невозможно провести штурм вершины. Мы же остались в лагере–2. Мой напарник стал чувствовать себя немного лучше, но идти наверх был не готов. Оставляю его в лагере и иду на разведку, к лагерю-3. После крутого взлета, оказываюсь на гребне. Вокруг невероятной красоты пейзажи. Красота гор настолько впечатляет меня, что на какое-то время просто «выпадаю из реальности». Кое-как подобрав упавшую на ботинки челюсть, продолжаю подьем дальше, с высоты 5800 метров в сторону пика Раздельная, на котором расположен лагерь-3, он же штурмовой для большинства восходителей.

Несмотря на глубокий снег на последнем участке, довольно быстро достигаю заветной высоты. 6100 метров. Два часа в движении, час не любование красотами). Третий лагерь чем-то похож на поселение колонистов на другой планете. Многие палатки по крышу занесены снегом, некоторые, с поломанными дугами, выглядят покинутыми. Тут какая-то особая атмосфера высотного альпинизма, место совершенно магнитическое. Несмотря на ветер, отсюда не хочется уходить.

Есть большое желание переночевать и продолжать подьем, но дела и мысли о нашем лагере зовут обратно. Быстро спускаюсь в лагерь. Ужинаем и ночуем. Утром все же решаемся вместе подняться на 6100. Без ночевки для первого раза. Погода портится. К сожалению, на гребне под пиком Раздельная участник почувствовал себя плохо и отказался идти дальше. Стоим над палатками второго лагеря, думаем, что дальше. Андрей уверяет, что перночует в лагере два и что я могу сделать попытку восхождения, поскольку судьба второго выхода на гору под большим сомнением - остальные члены нашей группы уже сообщили нам, что решили в этом году закончить восхождение досрочно. Чувствую себя в хорошей форме и решаю попытаться – нервное напряжение последних дней внутри как сжатая пружина, подталкивает к действиям. Прощаемся и расходимся в разные стороны – один вниз, другой наверх…

Иду как автомат, в голове невеселые мысли – как так получилось, что восхождение на пик Ленина прекратилось, еще не начавшись? Вспоминаю других ребят - с кем ходил в горы в этом сезоне. Думаю о том, что хотел бы видеть некоторых из них тут, в нашей команде. С их мотивацией и подготовкой у нас могло получиться… Сумбурный поток мыслей. Стараюсь уловить свои чувства, принять сложившуюся ситуацию, довольно тривиальную, надо сказать, для гида сопровождающего неопытных восходителей на серьезные вершины. Гид может, даже обязан помочь, но он не в силах «затащить»… Тем не менее, настроение портится, как и погода. Видимость то сокращается до пары десятков метров, то вновь восстанавливается. Неожиданно чуть ли не тыкаюсь головой в рюкзак. Неожиданная встреча! Догнал группу испанских альпинистов-экстремалов. Их четверо. Разговорились. Ребята с опытом восьмитысячников и не только. Собираются ночевать на 6300. Удивляются, что я сам, предложили присоединится к ним. На 6100 у меня проплачена палатка, но так не хочется оставаться самому! Не успеваю все додумать, как подымаемся на Раздельную. Метет. Все по палаткам, следов нет. Продолжаем движение, иногда достаем навигатор. Сначала спускаемся вниз, потом начинаем подьем по гребню в сторону вершины. Ребята сильные, темп очень хороший, тем не менее, я его выдерживаю и это меня очень радует. Незаметно доходим до места предполагаемого лагеря. Поступает предложение от самого «подорваного» - Хосе. Он предлагает сегодня зайти наверх. Почему бы и нет? Двое остаются ставить лагерь, мы же идем дальше. Погода уже стойко паршивая, но это никого не заботит. Ребята видели и не такое, видимо. У меня начинают мерзнуть ноги. Мои однослойные ботинки на прималофте отлично подходят для пятитысячников, но тут им не место. Утепленные бахилы помагают, но не очень. У ребят надежная высотная обувь. Шевелю пальцами как могу, на большее сил нет. Впадаю в какой-то ступор, не могу отдышаться. Не удивительно, навигатор показывает 7010метров. Вдруг в разрыве невероятная панорама вечерних гор. Сдергиваю варежку, рукой в перчатке лезу в карман и достаю телефон, который выключил, что бы не садить аккумулятор. Включаю – не тут-то было! Подсоединяю к внешнему аккумулятору, и тоже ничего, замерз!! Рука немеет, прячу все. Где же вершина? Последний подьем, как всегда, кажется бесконечным. Так холодно и плохо, что хочется повернуть назад. Удерживаю себя и продолжаю идти, натыкаюсь на Хосе.. Он говорит: пришли. Собираемся все вместе. Видимость никакая, ветер, на приборе -30.5 градусов. Скоро восемь вечера. Вершина. Эмоции куда-то подевались, меня ничего не беспокоит, радости почти не чувствую. Ощущение, что это все не со мной происходит. При этом чувствую второе дыхание, нет мысли «лечь и умереть». Ребята снимают на гопро. Говорю им, что нужно идти. У меня в голове засела мысль: «нужно спуститься на 6100». Твержу себе это на спуске, не забывая посматривать под ноги. На ноже второму испанцу (забыл его имя) стало плохо, тащим его вниз, пристегиваем на свою веревку, которую предусмотрительно взял с собой Хосе. Кажется, что ему – все нипочем… Вот и палатки, спустились довольно быстро, из-за мороза, наверное. Тут дует меньше. Меня уговаривают остаться, но я забираю свои вещи и иду дальше, поблагодарив ребят за компанию. Почему-то нет желания оставаться с ними дальше, какой-то высотный психоз. Думаю о своих парнях – где они сейчас и как себя чувствуют, как там Андрей один в нашей палатке? Вдруг понимаю, что сбился с пути. Следы местами отсутствуют, ориентироваться не так просто, как мне казалось. Приходится максимально концентрироваться на дороге. Через какое-то время подхожу под Раздельную. Тут нужно набрать около 100 метров высоты, а все силы куда-то делись. Заставляю себя как могу, поднимаюсь при свете фонарика. Следы замело, снег часто выше колена. Останавливаюсь каждые несколько десятков шагов. И вот, наконец-то лагерь!

Дальше была бессонная ночь и спуск вниз, сворачивание лагеря и возвращение. Восхождение закончилось ранее запланированного срока, тем не менее, для каждого участника, независимо от того, до какой высоты он смог дойти, верю, это стало незабываемым приключением.

Для меня лично, тот миг стояния на самом верху опустошенным и бесконечно свободным явился каким-то сгустком, квинтесенцией опыта многих поездок. Уже позже, на невероятных серпантинах памирского тракта меня догнало очень глубокое и сильное осознание того, насколько я был счастлив в тот момент. Это был глубинный, истинный, настоящий я, появившийся на очень короткое время из-под шелухи обыденной жизни. С тех пор в моей душе поселилась искренняя благодарность Горе и Жизни за этот необыкновенный опыт. Оно того стоило!

Комментарии
Оставить комментарий

Ближайшие походы По этому маршруту
    Нет в расписании