+38 (097) 670-20-32+7 (958) 581 5632info.pohodvgory@gmail.comSKYPE: info.pohodvgory

Мадейринг на майские праздники 2017

Спасибо моим спутникам за прекрасную компанию - и за фото!

Мадейра: трекинг, каньонинг, мадеринг

Сразу после волшебного июльского похода по Румынии, замечательного своим ландшафтным, эмоциональным и температурным разнообразием (когда бросало то в жар, то в холод), не успела я вернуться, как снова начала планировать новый поход. Заядлым туристам такая поспешность знакома :). Я пока еще не знала, куда пойду, но точно была уверена, что там должно быть тепло. Пока размышляла, совершила еще один самостоятельный поход по солнечным горам – и решимость моя возросла стократно. Хочу в поход и в тепло.

Поддаться соблазну

Знакомый мне по румынскому походу инструктор, гид и вожак Рома точно прочел мои мысли. Открываю я как-то Фейсбук и первым же делом натыкаюсь на новость от него. Серия фотографий рая (именно так, по-другому я эту неземную красоту пейзажей, растений и бирюзового оттенка океана охарактеризовать бы не смогла). И пост про тепло.

Отчет МадейраТо, что надо, подумала я. Не могу упустить этот шанс. Таинственный, далекий, призрачный и прекрасный остров Мадейра, про который я на тот момент знала только то, что он есть, и то, что там (судя по выложенным Ромой фото) есть все, что было угодно моей душе, алкающей тепла и красоты. Он манил, притягивал ландшафтным магнитом, соблазнял вулканическими горами, пышной растительностью, яркими красками и омывающим его Атлантическим океаном. Океаном, который я раньше и в глаза не видела. Столько всего первого для меня! Жажда новых открытий (и да, тепла) заставила меня сразу же забронировать квартиру на несколько дней пребывания в городе Фуншал (столице сего райского острова, о которой я, разумеется, тоже услышала впервые), а потом заняться поиском билетов.

Надо сказать, задача не из простых. Рейс стыковочный, долгий и дорогой (даже если учесть, что билеты покупала сильно заранее). Но разве красоту можно измерить в деньгах? Решив, что Мадейра стоит того (и даже много большего), я положилась на надежность немецких и швейцарских авиакомпаний. Туда через Франкфурт, обратно через Цюрих. И вот билеты в кармане, а я в деле.

Готовилась скорее морально, и подготовка эта заключалась в переживании чувства неземного восторга, который я испытывала всякий раз, когда начинала думать о предстоящих майских праздниках (ибо поход намечался как раз на эти даты). Некоторые мои товарищи, которым я поведала о своих великолепных планах, слегка удивились, заявив, что Мадейра – отдых для пенсионеров. Я от таких характеристик лишь отмахивалась. В любом месте можно почувствовать себя как пенсионером, так и полным энергии юнцом – в зависимости от внутреннего настроя и типа отдыха. Я-то была уверена, что мой отдых будет далеко не пенсионным. Права я оказалась или нет – об этом дальше, так что не буду забегать вперед ;).

Материальная часть подготовки заключалась в покупке нового современного крутого рюкзака, на который до сих пор не нарадуюсь, и легкой одноместной палатки весом чуть больше килограмма, которая в этот самый рюкзак прекрасно умещалась. Моя прежняя палатка-старушка, конечно, служила мне верой и правдой долгие годы (да и потеплее, чего уж там). Но ее вес и относительная громоздкость (благо, теперь есть с чем сравнивать) заставили меня променять ее на более компактный вариант. Кроме того, думала я, это же райская, солнечная Мадейра! Зачем там теплая палатка…

День первый. Знакомство с Фуншалом и с попутчиками

Итак, время летело и зима подошла к концу. А вот и весна, и уже непрекращающиеся весенние дожди в Москве, и майские праздники на носу…
Как-то в мгновение ока я оказываюсь в ночном Домодедово и Люфтганза кормит меня, как на убой. А вот и Франкфурт с длиннющей очередью на пересадку… А потом – светлый и совсем немноголюдный гейт - последнее материковое пристанище перед финальным рывком. Пассажиры, ожидающие самолета на Мадейру, сплошь немцы… и большинство, пожалуй, можно отнести к пенсионному возрасту. Ничего, думала я: они-то, небось, будут греть брюшко на берегу океана да попивать мадеру. А я-то, я-то! Кааак полезу в горы, да кааак покорю местные невысокие вершины, да потом еще и по каньонам, ух!

Аэропорт Фуншала – один из самых опасных в мире. В самолете я этого не почувствовала. Надо полагать, пилоты на это направление – все сплошь профессионалы с грандиозным опытом. Но сам факт: неровный горный ландшафт, океан, океан – а потом раз – и вулканическая порода, резко вырастающая из воды. Поди посади тут самолет! Но сажают же, ничего. И немецкие пенсионеры – само воплощение спокойствия; такие полеты они совершают явно не в первый и не в последний раз. Мадейра для них – как дача.

Прибытие в Фуншал

Я тоже не переживала, восхищенно глядя в иллюминатор на открывавшиеся виды: океан в сизой дымке, горы, оттенок которых издалека казался мне красноватым. И зелень… много зелени. Прозрачные стены аэропорта позволяли разглядеть все без преград, поэтому к багажной ленте я подошла позже всех. Вот он, мой рюкзак… А вот и сотрудник аэропорта, который любезно объяснил мне, где остановка автобуса с расписанием, и проводил в зал прилета.

Там же мы встретились с будущей попутчицей. Она сама подошла ко мне, признав по рюкзаку «нашего человека». Познакомившись и выпив по чашке кофе, мы сели в автобус и продолжили любоваться пейзажами по дороге, богатой прорытыми в вулканических горах туннелями. Узкие, извилистые, по обочинам – деревья и цветы явно не средней полосы. Может, даже эндемики. Говорят, их на Мадейре много.

Квартиру я забронировала в центре, судя по карте, недалеко от остановки автобуса. Хостел, где собирались остальные участники группы, также располагался недалеко, и первым делом мы отправились туда – узнать, где будем собираться вечерком. А собираться будем, однозначно.

Замечательное приложение Maps.me (которое я скачала заранее, памятуя о прошлогодних блужданиях по Бухаресту) позволило без особых перипетий найти дорогу. И вот узкая улочка с бесконечными ресторанами по обе ее стороны и необычным стрит-артом почти на каждой стене. Санта-Мария. Тяжелая дверь, лестница на второй этаж, симпатичная приемная. Люди понемногу начинали подтягиваться. Среди них и наш гид, Иван из Ивано-Франковска, молодой («Сколько тебе лет, Иван?» - «Двадцать семь... С половиной!»), но уже истоптавший немалое количество горных троп. Познакомившись с гидом и попрощавшись до вечера с ним и с моей попутчицей Мариной, я отправилась в свои апартаменты. Они находились на третьем (а то и на четвертом, судя по бесконечной лестнице) этаже дома в центре, действительно недалеко от остановки, гипермаркета и океанской набережной. Хотя что там, в маленьком Фуншале, может быть далеко…

Приняв душ и переодевшись, свежая и бодрая я отправилась на свидание с группой в хостел. Нас было тринадцать, но к консенсусу относительно времяпрепровождения мы пришли очень быстро: первым делом еда. Разумеется. А остальное – по ходу пьесы…

Фуншал стрит арт

Место для ужина выбрали просто: у обитателей хостела была десятипроцентная скидка на посещение ресторана при оном. Причем ресторана вполне приличного, на свежем воздухе, под сенью деревьев, со стрит-артом на стене (тут есть вообще стены без него?). Приятным сюрпризом стал выбор, который нам предложили в этом ресторане: либо они дают нам десятипроцентную скиду, либо по бутылке вина на две персоны. Угадайте, какой выбор мы сделали?

Знакомство группы

Кстати, выбор этот ознаменовал один из лозунгов, под которым прошел наш поход на Мадейре: мадеринг. Причем понятие «мадеринг» включало в себя не только знаменитую мадеру, но и все другие виды напитков с повышенным градусом (я имею в виду не только горячий кофе). Хотя не буду забегать вперед – все по порядку. Скажу лишь, что в этом походе я была большей реалисткой, чем когда-либо. В конце концов, майские праздники и ЗОЖ – понятия малосовместимые (тем более на Мадейре).

Был бы у меня инстаграмм, я бы непременно выложила заказанное мною манго на гриле – вкуснейшая экзотика (хотя и не самая экзотичная за поход). С Мариной на пару мы «раздавили» бутылочку розового вина... Лед между участниками похода постепенно таял вместе с повышением градуса. Первичная легкая неловкость, всегда присутствующая при знакомстве больших групп людей, растворялась в вечернем воздухе с запахом атлантического бриза, и мы чувствовали себя полностью готовыми к походным подвигам.

Собственно, самая бодрая часть группы решила начать их совершать тем же вечером. И то верно – негоже ложиться спать сразу после ужина. Дух приключений повел нас на исследование Фуншала. Попали мы прямиком в центр событий, который находился буквально в двух (если точнее, в двух сотнях) шагов от улицы Санта-Мария, на набережной. События тем вечером представляли собою культурный фестиваль «Фруто тропикале». Строго говоря, Мадейра находится в субтропиках. Но какая, черт побери, разница, когда вас окружает тепло и океан, вы только что поели манго на гриле и выпили вина, а в ваших ожиданиях Мадейра и представлялась таким-вот тропическим раем? На площадке рядом с набережной организовали сцену, украшенную цветами. Выступал какой-то национальный ВИА, играющий на баянах и поющий национальные песни (наверное, национальные; на португальском же…). Мы стояли рядом со сценой, пытаясь прихлопывать и притоптывать в такт. Получалось не слишком-то бодро (какие песни, такие и танцы). До тех пор, пока…

Дискотека  в ФуншалеМестный Иглесиас на дискотек

Пока баянная часть фестиваля не закончилась и на сцену под свист и улюлюканье собравшейся толпы не вышел местный Энрике Иглесиас. Ибо так прозвали мы эту звезду локальной величины. Наверное, звали его по-другому, но ведь вполне похож: смугловатый брюнет, стройный и подвижный, поет на вот этом вот красивом языке (испанский, португальский… какая на сцене разница). Да и зрители его просто обожают, судя по крикам и шуму. Сей деятель локального шоу-биза в блестящем пиджаке, шляпе и темных очках, которые он не снимал, несмотря на ночное время суток, вышел, как настоящая звезда (видно было по глазам даже за темными стеклами), в окружении подтанцовки (весьма пухленьких и очень шустрых девушек в коротких юбчонках и корсетах).

И началась настоящая дискотека! Публика подпевала, зная наизусть каждую его песню. Вот тут-то мы убедились, что нам действительно посчастливилось попасть на выступление иконы сцены. Музыка оказалась гораздо более зажигательной, чем у отыгравших баянистов, так что дискотекой мы насладились сполна. Я, кажется, даже подпевала. Не спрашивайте, как.

Зарядившись энергией португало-Иглесиаса и Фруто-тропикале, мы разошлись около полуночи. Да и то не все.

День второй. Пеший туризм – это не путешествия пешком, а состояние души

Последний день апреля встретил ярким утренним солнцем, ослепительно блестящим океаном и свежим воздухом набережной. Город неторопливо просыпался. Воскресный день, никакой суеты (хотя какая там на Мадейре суета, помилуйте…), свободный променад – и постепенно подтягивающиеся на набережную туристы из нашей группы. По-воскресному, по-отпускному, неспешно… Много чего можно успеть за это время. Например, пройтись к небольшим маякам, спуститься вниз по камням к голубой и бодрящей воде Атлантики, вдоволь пофотографировать.
А потом присоединиться к группе и организованно отправиться к расположенной там же, на набережной, остановке фуникулера, который возил многочисленных немецких пенсионеров и прочих (не таких многочисленных) туристов в Ботанический Сад и Сад Монте – эдакие Эдемы на горе над Фуншалом.

Маленькое пояснение: то, что мы выбрали данный способ передвижения, вовсе не означает, что мы вдруг в одночасье превратились в немецких пенсионеров (нет, это все пока еще мечты). Конечно, вирус праздности витает в фуншальском воздухе и неминуемо передается респираторно. Но в наших номерах нас ждало лекарство в виде рюкзаков и их содержимых. Дело в другом. Когда ты уже много лет как пеший турист, ты учишься ценить блага цивилизации, как никто иной, выработав для себя простое правило: если есть возможность прокатиться на колесах/рельсах/проводах – делай это. Ты в городе. Ты этого достоин. Ноги еще для гор пригодятся.

И вообще, пеший туризм – это не общий подход к перемещению в пространстве, а состояние души. И души у нас оставались вполне туристическими, даже когда мы расслабленно сидели в фуникурелах и наслаждались видами. Кабинки вмещали по 6 человек. Сквозь прозрачное стекло прекрасно просматривались Фуншал, океан, горы, туннели и многочисленные эндемические (наверное) растения.
Партиями по несколько человек мы вновь собрались в полном составе и отправились в Ботанический Сад Фуншала, рай в раю.

Фуникулер

Первое впечатление от сада - зелень бьет в глаза. Ее тут столько, что несколько секунд просто ошеломленно озираешься, пока взгляд привыкает к доминирующему цвету спектра. Зеленое везде - высокое и низкое, ароматное и головокружительное. Оно всех оттенков: яркое, приглушенное, прекрасное суровое сизовато-зеленое северных стран и темно-хвойное зеленое нашей средней полосы. Даже небо вдруг кажется зеленоватым. Зеленое впитало в себя лучи вечно мягкого солнца Мадейры, готового радовать флору и фауну круглый год. Здесь оно сверкает, блестит и никогда не прекращается.

В саду мы разделились на несколько групп, чтобы у каждого была возможность задержаться в особо понравившейся части сада. Договорились лишь о времени и месте встречи перед отправлением обратно вниз. Ну а дальше – долгая прогулка, полная восхищенных взоров и вздохов, фотографий на каждом шагу, попыток прочитать название того или иного приглянувшегося экземпляра… Что касается меня, особенно долго я задержалась возле кактусов и суккулентов (как всегда…) – прекрасных, разномастных и разноцветных, всех форм и размеров. Некоторые – гиганты сродни деревьям; другие похожи на пришельцев с далеких планет; третьи изящны, как садовые розы. Впрочем, остальные части сада заслуживали не меньшего внимания. Однако, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать описание. Ботанический Сад Фуншала явно стоит того, чтобы его посетить. Эстетическое наслаждение гарантировано.

Ботанический сад Фуншала

На обратном пути, когда все уже собрались на условленном месте встречи, выяснилось, что двое из нашей группы потерялись. А вот и первое приключение, еще даже в поход не выступили… Ждали мы тщетно, дозванивались – тоже.
Но волнение – волнением, а обед по расписанию. И вообще, вот что я полагаю: туристов много; так одним больше, одним меньше – что их считать-то? А помимо обеда нам предстояла долгожданная поездка на Кабо Жирау. Посему, повздыхав и решив, что наши попутчики – люди взрослые, способные принимать самостоятельные решения относительно своего свободного времени (строго говоря, в поход мы еще не выступили), мы решили спускаться и продолжать совершать намеченные на тот день открытия.

Кабо Жирау – самая высокая морская скала в Европе. Если точнее – 590 метров, нависающих над самым Атлантическим океаном. Со скалы этой нам должны были открыться потрясающие вида на океан и на горные деревушки вокруг. Путь к Жирау тоже обещал быть романтичным – на автобусе (см. заметку выше про пеший туризм) по горным серпантинам. Сразу после обеда мы отправились на остановку.

И вот – автобус, виды-виды-виды (в таких поездках теряешь им счет), серпантин, бесконечные повороты и легкое укачивание на них. Долго ли, коротко ли, а оказались мы на заветной площадке перед самой скалой. Пара шагов - и вон она, пропасть…

Пропасть оказалась, пожалуй, самой романтичной из всех ранее виденных мною. Теплое солнышко (не горячее, а в самый раз), приятный соленый ветерок, притягательная зелень, полюбившаяся с первого взгляда и, собственно, Океан. Скала действительно нависает над ним, да так, что стоит попасть на смотровую площадку – и все, что ты видишь, это бесконечная голубизна. Она всевозможных оттенков: почти прозрачная даже с высоты 590 метров, совсем голубая, после плавной линии светлого пляжного песка – с оттенком бирюзы, потом синее, и наконец там, вдали, где она сливается с небом – туманно-лазурная. И солнечные блики серебрятся на поверхности, такой спокойной и манящей, ну хоть ныряй. На такую воду можно смотреть бесконечно, особенно если учесть, что так близко океана я никогда не видела. Никогда в жизни. Вот ты какой, Атлантический океан, за пятьсот километров от африканского берега…

Кабу Жирао
Любоваться этим вызывающим восторг зрелищем можно было двумя способами. Классический - подойти к перилам и, слегка свесившись вниз, приклеиться взором к воде далеко внизу, завидуя белеющим треугольными парусами яхтам (а еще больше – людям на них).

Вид на океан с Кабу Жирау

Способ второй – реалити-шоу. Дело в том, что пол смотровой площадки на Кабо-Жирау сделан из стекла. Допустим, толстого. Допустим, прочного, но все-таки стекла.

А под стеклом – скала и вода и 590 метров. И ты ступаешь по этому прозрачному полу-потолку, словно идешь по воздуху. А внизу – камни и океан и 590 метров.

Особенно хорошо полежать на стекле лицом вниз, глядя на эти чудеса и надеясь, что другие туристы, в том числе немецкие пенсионеры, не наступят на тебя ненароком (или нароком).

Смотровая Кабу Жирао

Я не знаю, сколько времени мы провели, просто созерцая. Знаю только, что вьюпоинт – второе по рейтингу туристическое наслаждение после самого треккинга по горным тропам с палками и рюкзаками. Проводить время за этим делом можно почти так же долго, праздно размышляя о прекрасном, вечном, о том, что спасет мир.

Перед тем, как отправляться в обратный путь, мы зашли в кафешку у площадки. Упаковка «с собой» у владельцев явно не была предусмотрена и я перелила заказанный зеленый чай из чайника в свою неубиваемую термо-кружку, таким образом подготовившись к любым тяготам обратного пути (есть попить – нет проблем). Тягот, собственно, не было, однако мы решили, что хватит уже испытывать духов-покровителей пеших туристов. Попросту говоря, хорош наглеть и ездить на автобусах, фуникулерах и прочих ТС, когда есть здоровые (пока еще) ноги, трекинговые палки и рюкзаки. По плану нам предстояло траверсом спуститься с горы вдоль левады, а внизу со спокойной совестью вновь сесть на автобус в город. В очередное наше оправдание могу сказать, что прогулка в тот день была ознакомительной: увидеть океан, скалы, узнать, что такое левады, чтобы морально подготовиться к следующим дням пути…

Следующее открытие последнего дня апреля – левады

Что это за слово такое красивое? Ну, по сути своей, арыки. Арыки обычно прорыты вдоль дорог или полей, часто выложены бетоном. Левады тоже выложены бетоном, вот только расположение их более высотное. Они точно отмечают путь туриста по горным тропам. А цель та же – орошение, ибо растения (в том числе, наверное, эндемики) на Мадейре повсюду, и культивированные, и не очень.

Маршрут вдоль левады

Левады бывают большими и маленькими (по ширине и глубине). В тот день мы начали с маленьких. Ушли от дороги, по которой проходил автобус, и спустились чуть ниже. Здесь начинались зеленые поля, виллы с бассейнами и без, удивительные деревья, домики местных жителей поскромнее. Вдоль всего этого счастья бежит тропинка, обозначенная левадой (выполняющей еще и прекрасную функцию навигатора). Чем дальше от автобуса мы уходили, тем тише и зеленее становится. Тропа с левадой бежит то зигзагами, то полуокружностями, то еще как вздумается, постепенно спуская нас по склону горы. Вокруг - маленькие заплатки полей, огородов и низких заборов, поверх которых видны домики и лающие собаки. Более дикие участки заросли высокой эндемической травой и низкими эндемическими деревьями. В мелкой леваде умиротворяюще журчала вода. А внизу ни на секунду не скрывался из виду океан в голубой дымке.

Вид с плато

Несмотря на всю свою яркость, пейзаж Мадейры кажется каким-то успокаивающим. Идешь по этим левадным тропкам – и так хорошо на душе, мирно, все тревожные мысли растворяются где-то между океаном и огородами. Редко попадаются люди навстречу.
Иногда у них можно даже спросить дорогу, если видна развилка. Но в основном даже со дворов не раздается никаких посторонних шумов, кроме редкого лая собак. Дорога легкая, без резких подъемов или спусков, идти приятно, не утомительно – эдакая затяжная версия послеобеденного моциона.

Левадный треккинг

Долго ли, коротко ли, а прошли мы несколько десятков слоеных поворотов, несколько штук развилок – да и вышли на финишную прямую, то бишь на дорогу. Совесть наша уже была спокойна (в конце концов, мы прошли пешком хорошую дистанцию для разминки). Асфальт не казался особенно заманчивой тропой (обочины небольшие, а кое-где никакие, воздух уже не такой кристально чистый, как на левадовых тропах – да и вообще, кому нужен трекинг по асфальту? Это уже асфальтинг какой-то, а нам его не надо…). Поэтому мы встали на остановку и дождались автобуса до Фуншала.

Итак, последняя ночь в кроватке. Упакованный рюкзак стоял, прислонившись к ее спинке, и словно подмигивал мне: - Ну, что, мол, хозяйка? Не забыла про меня?
Не забыла, конечно. Мадейра – рай на земле. И рай этот сильно расслабляет своей идеально мягкой погодой, неспешно фланирующими местными и туристами, да и всякой прочей фруто-тропикале. Но мы намеревались идти к цели, упорно прорываясь сквозь соблазны этой самой райской цивилизации. Еще немного, сказала я рюкзаку, и мы окажемся в горах. Покатаю.

День третий. Великая и ужасная стихия Атлантического океана и Первомай

Наутро я распрощалась с хозяином моего городского пристанища на неделю, пообещав обязательно вернуться, и с моим соскучившимся по прогулкам рюкзаком направилась в хостел. Здесь мы занялись распределением продуктов – каждому по три килограмма еды. Все были бодры и веселы, и килограммы эти, как всегда в начале пути, особо не ощущались. И вот наша группа выдвинулась в путь…. К остановке автобуса. Ну вот не надо строить такую гримасу! В свое оправдание скажу, что направлялись мы на противоположную часть острова – с милого юга в сторону северную. Путь пешком занял бы не одну неделю, причем по асфальту. А мы не хотели асфальта. Мы хотели горы.

Группа наша со стороны напоминала ходячую рекламу рюкзаков Osprey. Так получилось, что почти все были экипированы именно ими. Даже жаль, что нам за это никто не доплачивал. Идея для стартапа: начать трекить под эгидой какой-нибудь там спорт-фирмы, ибо спонсорство лишним никогда не бывает.

Ну а пока исключительно за свои деньги мы уселись в автобус и поехали на ту, другую сторону, с парой остановок по пути. Вторая остановка – уже на севере. И боже мой, как меня поразила разница! Один и тот же маленький остров, один и тот же океан. Но райский фруто-тропикале и слепящее солнце, отраженное в голубых водах, резко сменились ветром, сдувающим с головы капюшон вместе с волосами. Облака тревожно бежали по серому небу, грозные черные скалы нависали над океаном… А сам океан! Каким он стал?! И это - 500 километров от Африки? Серые волны бушевали, накатывая друг на друга, да так, что брызги доносились чуть не до автобуса. А когда мы спустились на каменистый пляж, водяная пыльца на пару с ветром заставила обнять себя покрепче, чтобы вот это вот все не забралось под куртку. Как красива бушующая стихия! Как прекрасны эти оттенки серого (небо, облака, камни, вода и волны) и как не хочется уходить с этого грозного пляжа, даже если огромная волна, идущая на берег, грозится тебя захлестнуть и унести прямо к берегу Африки (или уж как повезет)! Свежо, уже почти холодно, ветер перехватывает дыхание, черные скалы хмурятся где-то над головой… Вот тебе и фруто-тропикале. Я мысленно поежилась, вспомнив о том, что нам в тот день предстояло купание… Это так, небольшой спойлер; дальше будет подробнее.

Пляж на севере острова

Налюбовавшись океаном во всей его суровой красе, мы по зову водителя побрели обратно к автобусу. Последний отрезок пути – и наша транспортная часть программы обещала закончится. Дальше – только пешком. Пора бы уже, в конце концов.

Автобус высадил нас возле очень цивильного кемпинга, находящегося буквально в паре сотен метров от океана и в нескольких десятков метров от обмелевшей реки под автомостом. Ровная поляна, а сразу за ней – стена горы, начало еще одной очень интересной тропы, по которой нам предстояло пройтись завтра. Поляна была свободна, так что мы быстро организовали разноцветный городок, провели разведку местности (в ходе которой были обнаружены кухня, душевые, детская площадка и слабенький интернет, в котором мы все дружно зависли с переменным успехом). Перекусили и отправились в путь. Пешком.

Лагерь у кафе

Путь наш лежал в Порто-Мониш, и с собой мы взяли легкие рюкзаки, полотенца и купальники. Именно так: несмотря на серые облака и ветер, воля наша была непоколебима: мы собирались купаться. Дело в том, что Порто-Мониш славится своими естественными бассейнами не из чего-нибудь там, а из самой настоящей вулканической лавы. На фотографиях бассейны эти выглядели заманчиво, в стиле фруто-тропикале: расслабленные люди нежатся в спокойной голубой водичке, отгороженные бортиками лавы от глубоко-синего открытого океана. И да, над их головами светило солнце.

Ну, до Порто этого еще дойти надо было. Может, и впрямь солнце. Турист глубоко в душе всегда немного наивен: несмотря на опыт прошлых походов (промокшие насквозь куртку и ботинки, сбивающий с ног ветер и зубную дробь) всегда надеется на то, что вот в следующую секунду выглянет солнце, и будет тепло, и мир засверкает новыми красками… Это ж рай на земле, Мадейра, черт побери! Эндемики и фруто-тропикале! Тизеры, вскружившие нам головы за первые три дня…

Дорога несложная, ровная, вдоль океана – шикарные вид сверху на суровую стихию. На стенах гор по левую руку – те самые эндемики и горячо мною любимые каменные розы, как 3D-обои. Живописно, да так, что и серое небо кажется не таким серым. А когда вдали показался Порто-Мониш…

Пляж и скалы в океанеЭто и впрямь бывший порт. Небольшая каменная крепость, нависающая над океаном, вертолетная площадка рядом с нею. За ними – те самые бассейны, пока еще не очень отчетливо видимые, но придавшие нам ускорения: любопытно же. Еще километр-другой – и мы на месте.

Порту-МонишБассейны в Порто-Мониш делятся на две части. Бесплатные – собственно, естественные лавовые бассейны без прикрас: черные причудливые формы застывшей породы и голубая вода, действительно спокойная, в углублениях разных размеров и очертаний. Другая часть – цивильная, где дно бассейнов выровняно, сделаны ступеньки для входы в воду, и при всем этом великолепии – раздевалки и душевые. Вход платный, разумеется.

Бассейны Порту-Мониш

Но главное зрелище – за бассейнами со спокойной водой, где бушуют волны Атлантики. С какой-то остервенелой силой они разбиваются о каменную стену, отделяющую бассейны от открытой воды, шумят, аки девятый вал, и разлетаются во все стороны мощными брызгами. Над бассейнами – смотровая площадка с кучей туристов, спешащих запечатлеть на камеру это великолепие природной стихии; в самих бассейнах – никого. Без шуток.

Ванны Порту-МонишНепорядок, решили мы. Такая красота – и без дела простаивает? Вот еще. И пусть нет солнца, и пусть океан выглядит таким же приветливым, как Баренцево море, и пусть небо серое, а ветер крепчает, – кого это волнует? Есть мы, СНГ-шные туристы, есть прекрасные природные бассейны, подобных которым мы в жизни не видели, и кто знает, когда еще увидим…

Заплатив какую-то денежку за вход и оккупировав раздевалки своей немногочисленной, но шумной толпой, мы вскоре стояли, открытые всем ветрам. А обдували эти ветра неслабо так. Температура воды в бассейнах, судя по показателям термометра – восемнадцать градусов; может, и не так холодно, как могло бы быть, но в сочетании с ветром… Хотя кого это волнует.

В платных раздевалках-душевых шкафчиков не было, поэтому вещи пришлось взять с собой и уложить на высокие камни, окружающие бассейны. Высокие… Ах, наивные туристы, вечно надеющиеся на лучшее и порою недооценивающие всю суровость стихий. Впрочем, мне простительно: я впервые видела открытый океан воочию; я впервые любовалась его волнами; я еще не знала, на что он способен.

Вулканические ванны Порту-Мониш

Вода в бассейнах показалась обжигающе холодной, но ненадолго. Уже скоро мы плавали, плескались и смеялись, оккупировал бассейны нашей группировкой. Туристы со смотровой площадки фотографировали этих сумасшедших собратьев, резвящихся на фоне бушующих волн. Волны, видимо, тоже обиделись, что к ним не проявляют должного уважения. Я, по крайней мере, именно так расцениваю их дальнейшее поведение.

От поверхности океана до бассейнов – более десятка метров, а до окружающих их лавовых камней – и того больше. Волны не доставали. Не доставали ровно до тех пор, пока я не залезла в бассейн, оставив свои вещи. Но стоило мне залезть… Закон Мерфи работает и на Мадейре.

Следующая волна снизу ударила о камни с такой силой, что ее подбросило вверх метров на двадцать. Этого с лихвой хватило, чтобы окатить мои вещи – все мои вещи; чтобы куртка моя оказалась плавающей в ближайшем бассейне, а рюкзак – в соленой луже.

Выловив все свое добро, я наскоро проверила положение вещей. Итак, идти назад в мокрой куртке (или совсем без куртки, в одной футболке) – грустно, холодно и грозит простудой. Но не смертельно. Деньги и документы упакованы герметично, не пострадали, - повод порадоваться.

А вот телефон лежал в кармане куртки.

И он погиб красивой смертью.

Небольшое лирическое отступление. Предыдущим моим телефонам тоже суждено было утонуть, но далеко не так торжественно: то в чае, то, пардон, в унитазе…

А тут – в водах Атлантического океана. На Мадейре. Так что, если честно, я даже смирилась с его гибелью: не всем телефонам так везет. Да и я волею судеб освобождалась от проверки рабочей почты и ответа на рабочие звонки… Я не хотела. Оно само так получилось. Судьба-с.

Итак, вдоволь наплававшись в бассейнах до мурашек по коже, мы вылезли на сушу, на ветер, побежали в душевые, погрелись под горячей водой… Я отжала промокшую насквозь куртку – но надевать ее не решилась.

Выручила, как часто бывает в походах, коллективизация. Коллективизировали куртку Мелании – не впервой, по ее признанию; кроме того, у запасливой спутницы была вторая (как в воду глядела… хотя и хватит воды на сегодня). Итак, мембранка спасла меня от посткупального ветра и простуды, а горячий чай в ближайшем прибрежном кафе – от кашля. Океан продолжал бушевать, бассейны – пустовать, а мы с чувством выполненного долга окидывали гордым взглядом пейзажи и робких туристов.

Наша треккинговая группа

Перед возвращением в палаточный городок мы решили зайти в магазин. Повод был: купание, ветер, противопростудные меры… Одним словом, эндемические вина и ликеры казались очень кстати. Корзины для покупок аппетитно звенели стеклом, а у нас открывалось второе дыхание в предвкушении предстоящего вечера.

Вернулись, как и следовало ожидать, быстро и бодро. Приняв по горячему душу и повесив мокрую одежду сушиться на ветру, мы приступили к подготовке торжественного ужина. А отмечать было что: именно в этот день наши соотечественники там, на далеком евразийском материке, праздновали Первое мая – где-то на дачах, под вино и шашлыки, как и положено отмечать день труда. Мы, допустим, были далеко от Евразии, но Мадейра – чем не дача? Тем более, вина вполне хватало для выполнения программы минимум (программа максимум – слишком рискованно, если наутро планируешь встать ранешенько и отправиться далеко в горы).

Ужин удался на славу (почему-то ужины всегда удаются на славу, когда ты в горах). Пир горой, вкусняшки из рюкзаков, реки вина, мадеры и местного пунша во славу весны и труда. Одному только человеку не хватало кое-чего из разнообразия на столе: Влад, как всегда, скучал по картошке. Вот только в такие моменты, должно быть, жалеешь, что Мадейра – не Беларусь (или наоборот…). Пытаясь морально поддержать нашего белорусского спутника, мы решили отправиться копать картошку ночью (какой-нибудь ночью). В конце концов, поля на Мадейре есть, в чем мы убедились воочию; и вряд ли их охраняют местные жители с заряженными солью ружьями. А пока же мы все дружно морально утешались эндемическими напитками, ведя подобающие таким застольям высококультурные беседы о постмадеринге и эксбульбиционизме. Вдохновившись рассказами нашей спутницы Олеси о йоговских ретритах в тишине и темноте, мы решили использовать многочисленные горные туннели Мадейры и устроить себе туннель-ретрит. В тишине и темноте. Для духовного развития. Все дружно поддержали идею. Только Влад ее слегка модифицировал, превратив в бульба-ретрит в тишине и темноте ночного мадейрского поля – что к чьему сердцу ближе.

В ту первомайскую ночь мы еще не знали, что идея туннель-ретрита – не пустые разговоры. И убедиться в этом нам предстояло на следующий же день.

День четвертый. Радиалка, в которую я пошла

Второе утро мая встретило бодрящими лучами солнца, которое все-таки соизволило почтить нас своим вниманием. Сладко потянувшись, я выползла из палатки и неторопливо насладилась процедурами в цивильной душевой. Проверила вещи на веревке – ночью не было дождя, так что они уже почти высохли, и это сильно радовало ввиду предстоящей вылазки. Пока лагерь просыпался, я отправилась на пробежку до берега океана, к каменной арке, привлекшей мое внимание еще вчера. Восходящее солнце отражалось от успокоившегося океана, серебря всю его бескрайнюю поверхность, и глядело точно в каменную арку, словно в искусную рамку. А внизу – каменный пляж, пустой, просторный и приветливый.

Порту-Мониш. Ночевка на берегу

Зарядившись бодростью и энтузиазмом на предстоящий день, я вернулась как раз к завтраку. После еды, упаковав все необходимое в легкие рюкзачки, мы выдвинулись в радиалку – долгую, обстоятельную, на целый день. Надо заметить, что последняя такая полнодневная радиалка случилась на моей памяти в Румынии. Но как я в нее не пошла и что из этого вышло - это уже другая история из другого отчета.
В эту радиалку я пошла, и в памяти моей она осталась как одна из самых ярких радиалок в принципе. Можно сказать, что в этот день мы занимались левадингом, ибо весь наш долгий путь проходил вдоль левады da Ribeira da Janela (о, неленивые жители Мадейры!).
Та самая горная стена, на которую я обратила внимание накануне, оказалась началом нашей тропы. Маршрут пролегал среди буйных низких кустарников, цветов и травы, которые сменялись плодовыми деревьями (разумеется, мы не могли не продегустировать эти самые плоды) и уже знакомыми полями (на которых вполне можно было что-нибудь выкопать ночью. Днем же мы собрали немного бобов, ибо в хозяйстве все пригодится). Подножный корм – a must для туриста. Набор высоты был не то чтобы плавным, но и не тяжелым. Солнце с энтузиазмом припекало головы и плечи, заставляя обмазываться защитным кремом. Ох уж эти непредсказуемые, непостоянные горы!
Набрав метров шестьсот, мы вошли на территорию национального парка. Дорога стала гораздо более плавной, а места вокруг – живописнее донельзя под лучами нескрывающегося солнца. Сочная зелень, высокие деревья, вид на поля, эндемические заросли и океан... Левада, отмечавшая наш путь, была широкой и прохладной. Вода в ней струилась, как в ручье, а в воде этой плескалась рыба. И, скажу я вам, рыба не то чтобы очень маленькая. Если с удочкой встать, так ведь сама на леску навешается! Спутники сказали, что это форель (мысленная заметка в мысленную кулинарную книгу Мадейры, ту самую, в которую уже попали фрукты с полудиких деревьев да бобы и картошка с местных полей). По правую руку – стена горы со знакомыми 3D-обоями в виде каменных роз и прочих цветочков-лепесточков. По левую – обрыв с тонкими ароматными эвкалиптовыми деревьями, немного зеленого мха на влажном бетоне левады… Температура – идеально комфортная, деревья и горы защищают от палящих лучей, вода левады увлажняет воздух, а эвкалипты еще и делают его полезным для дыхательных путей… Мы снова оказались в (суб)тропическом раю.

Левада

Помимо левад, на протяжении нашего долгого пути тропу отмечало еще одно рукотворное явление - туннели. Их было много – а то как же прокладывать такие высокогорные дорожки, да еще и с арыками и форелью? Туннели в основном узкие, по человеку гуськом, но разной длины: от нескольких десятков метров до долгих и темных километров. Каждый туннель – что-то особенное. Зачастую вход в эти черные дыры отмечает небольшой водопад (небольшой в природных масштабах – но с личной точки зрения вам такого вполне хватит для счастья). Мощные струи способны за доли секунды промочить куртку (вот тут-то и пригождаются дождевики). Водопады - будто суровые стражи, охраняющие вход в подземелье (внутригорье). Логично вполне, ведь без препятствий дорога показалась бы слишком легкой.

Водопад у входа в тоннель

Впрочем, это будет преувеличением. Как и в любых горах, на Мадейре подстерегают такие банальные опасности, как, скажем, камнепад. Последствия одного из них встали у нас на пути: рабочие разгребали остатки породы, а на тропинке соорудили временные леса. В такие моменты – каюсь! – отвлекаешься от красоты природы, бьющей в глаза со всех сторон, и думаешь: а что, если… Что, если тебе на голову упадет такой вот камушек-глыба? Что, если вот этот кусок породы вдруг провалится у тебя под ногами? Что если…
Но на пути нашем встал очередной туннель и очередной водопад над ним, и мысли побежали в другом направлении. В направлении левады, занимавшей почти все пространство и оставлявшей туристам узкую полоску камня, по которой можно было идти, только лишь становясь на одну ногу по очереди – вторая в воздухе, носочком ощупывает почву на предмет ее наличия. Трекинговые палки в одной руке – той, что над левадой. Их можно использовать как трость для слепых. Вторая рука упирается в неровную, влажную каменную стену, шаря по ней немного впереди, чтобы не пошарить головой ненароком. И то верно: местами стены туннеля сужаются до такой степени, что приходится изворачиваться буквой зю, балансируя над журчащей водой с форелью, а то можно больно удариться плечом или порвать куртку. Сверху капает вода, и иногда капли превращаются в небольшой, но очень мокрый водопад (как будто нам на входе не хватило). Приходится пробегать это место, накинув капюшон на голову, но пробегать очень осторожно, чтобы нога не соскользнула по узкому бортику левады. Прямо паркур какой-то. Да еще с отягчающим обстоятельством: налобные фонарики освещают только часть пространства, выхватывая из тьмы то острые камни стены, то блестящую воду внизу, то глубокую лужу под ногами (повезет, если вовремя), а то дождевик твоего спутника впереди. Несколько человек уже промочили ботинки, поэтому особенно внимательно выискивали лужи и водопады сверху. Хотя последние, впрочем, можно было и услышать в гулкой тьме туннеля, когда даже разговоры смолкли… Тишина, в которой звуки человеческого голоса кажутся кощунством. Туннель-ретрит.

Тоннель на Мадейре

Но на определенном этапе пути через этот бесконечный туннель, в конце которого не было и признака света, я перестала переживать о случайном попадании в лужу.
Клин клином, как говорится. В одном особо узком месте я решила пройти по бортику, поскольку все, что было ближе к стене, показалось мне слишком мокрым и грязным. Встала я, значит, на эту узкую полоску бетона, иду с трекинговыми палками в руке, аки канатоходец с балансирующим шестом… Но, похоже, в цирк мне еще рано. А может, и не рано, но только не в качестве канатоходца.
Все случилось за доли секунды, как обычно и происходит в таких случаях. Что-то тихо и склизко чавкнуло под ногой, палка взметнулась в воздухе, сверкнув в свете налобного фонарика, а потом раздался громкий бултых. Все, что за бортиком – но только ближе к другой стене – ждало меня с нетерпением, как выяснилось. А вода в леваде оказалась вполне приятной температуры, уровнем повыше колена. Течение как раз в нужную сторону – куда мы направлялись.
Несколько секунд я размышляла, стоит ли мне вообще выбираться. В конце концов, идти по широкой леваде размашистым шагом, не склоняя головы, гораздо комфортнее, нежели в позе зю наощупь вдоль стеночки. Да и лужи уже не парят. Совсем. И форель, глядишь, сама в карман куртки напрыгает.
Но здравый голос рассудка спутников убедил вылезти. И, признаться, аргументы я толком и не запомнила. Эх, а могла бы, как ежик в тумане, просто положить узелок (рюкзачок) на грудь и плыть на спинке по течению… Но нет, настоящий турист легких путей не ищет: надо ж ему пройти через все тяготы узких, темных, острокаменных троп в подземелье.
Долго ли, коротко ли, километра полтора, а все же вышли мы на свет божий, щурясь, моргая и вновь привыкая к краскам и формам этого чудесного мира. И пофиг, что в ботинках что-то хлюпает, и вовсе даже не овсянка. В конце концов, мы на Мадейре. Купаться так купаться.

Левада

Всего в тот день мы прошли пять туннелей. Но именно этот, самый продолжительный и темный, запомнился мне лучше всего. Впрочем, думаю, об этом вы и так догадались.
Закончилась первая часть нашей радиалки немного неожиданно: перед нами выросла стена. Дальше ходу не было – прямая дорога заблокирована. Но можно было заметить крутой подъем, эдакую лестницу в небо, уходящую ввысь по горе и скрываемую деревьями, кустарниками и, собственно, самой горой. Вот тут мы столкнулись с частой туристической дилеммой: идти или не идти. Никто понятия не имел, что ждет наверху. Подстегивала жажда новых открытий и стремление к неизвестному. С другой стороны, оказаться в непроходном месте с наступлением темноты – непростительная глупость. В холодную ночевку никому не хочется, а сколько времени займет неизвестный путь, знать мы не могли.
Пока совещались, целый привал получился. Был еще и третий вариант – часть группы идет вверх (разведчики), другая часть возвращается в лагерь (стражи). Но я, признаюсь, была решительно против, памятуя, чем разделение группы может закончится (это, опять же, к слову о румынской радиалке). Ну все ведь знают стандартную фразу из любого фильма ужасов: «А давайте разделимся»?
В итоге победило время. Продолжительность светового дня ограничена, а в неизвестность ведь лучше отправляться с утра пораньше.
Вторая часть радиалки казалась проще. Мы уже примерно представляли, как телепортироваться сквозь скалы, а кому-то и вода со всех сторон больше не представлялась неудобством. Один только раз прямо перед моим носом начался небольшой, но громкий и страшный камнепад. Страшный, потому что буквально в нескольких метрах от тебя. Хорошо, что на том отрезке пути никто из живых существ в ту секунду не проходил. Горы.
На обратном пути карманы приятно отягощали бобы, листья эвкалипта и лук (да-да, обычный репчатый лук, так полюбившийся нам в качестве обеденного перекуса. Свежий и сочный, прямо с солнечных полей Мадейры). После выхода из зеленой левадовой зоны мы оказались в некоем населенном пункте, через который проходила самая настоящая асфальтовая дорога. Здесь обитало тихое (на тот момент) кафе, куда мы и решили заглянуть на огонек. А что? После долгого левадинга и туннелинга (а всего в тот прекрасный день мы прошли тридцать километров) кофе с бренди и местным кексом – вполне заслуженная легкая пауза. Да и полезно: а вдруг ноги простужу после купания? А тут кофе. С бренди.
Уж не знаю, почему тетенька из кафе приняла нас за итальянцев. И не очень-то мы были шумными.
Лагерь встретил нас в том же состоянии, в котором мы оставили его утром: разноцветные купола палаток, зеленая лужайка, тишина. Только еще двое или трое кемперов пристроились на краю захваченной нами территории. Впрочем, их было мало, а нас много. Чувствуя за собой преимущество, мы решили не обращать на них внимания. В конце концов, нас ждали гораздо более важные дела. Ибо душ и ужин – почти самое важное в жизни туриста. Второе по важности после, собственно, самого похода. Причем душ важен, поскольку это – роскошь, и ей нужно пользоваться, пока есть такая возможность. Ужин важен как ритуал, повторяющийся каждый день, но не теряющий при этом всей своей значимости и торжественности. Вопреки старой пословице, в походе вряд ли кто будет отдавать ужин врагу. Это - самая важная трапеза за целые сутки, и без нее путешествие потеряло бы всю свою прелесть. Дело ведь не только в самой еде (хотя ее ни в коем случае нельзя списывать со счетов!), но и в процессе.
Материальная сторона данного ритуала удалась на славу: не зря мы не проигнорировали подножный корм. Суп с бобами, чай с эвкалиптом, а на десерт – заначка из вчерашних запасов пунша. Моральная сторона – до поздней ночи. Поднятие походного духа. Чем больше слышишь – тем больше хочется. А заядлые путешественники (то есть почти все мы) умеют в красках описать каждое свое приключение.
И спится на Мадейре прекрасно. Не жарко и не холодно, а в самый раз – да под доносящийся ветром шум океана.

День пятый. Тропикале парадизо, начало

После хорошего отдыха и по свежему воздуху подъем в шесть утра – совсем не в тягость (вот почему так нельзя в городе?..). Мы никуда не торопились: к девяти ожидалась машина, которая должна была нас забросить к подножию нашего следующего пункта отправления (чтобы вновь избежать долгого и нудного пути по асфальту, а не то, что вы подумали). К этому времени мы тепло попрощались с нашим уголком цивилизации и поприветствовали серое небо, вновь нахмурившееся в тот первый день нашего полноценного, не радиального похода под рюкзаками. День, ознаменованный восхождением на плато Паул де Серра. Вот теперь уже все по-настоящему – стоило только выйти из машины; вот теперь мы имели полное право называть себя пешими туристами. Пожалуй, ступени нашей подготовки к этому дню вполне соответствовали альпинистскому подходу. Сами судите: перед восхождением на, скажем, Эверест альпинисты закладывают н-ное количество дней на подготовку, осваивание базовых лагерей, радиальные выходы для адаптации… У нас тоже все серьезно: акклиматизация в городе как первая ступень (фруто-тропикале и немного мадеринга), потом осторожный заброс на небольшую высоту с помощью транспортных средств (осторожный, а то вдруг горная болезнь, ага), потом легкий спуск под легкими рюкзаками (не перетрудиться бы во время адаптации), еще немного акклиматизации в водах Атлантики и еще совсем немного мадеринга, длинная радиалка и левадинг (а потом снова мадеринг – уже для закрепления результатов). Как вам такие ступени подготовки? На мой взгляд, все очень серьезно. Моральный настрой – все сто процентов. Физическая готовность – да пожалуйста!
Итак, мы у начала тропы, которая убегает резко вверх, в серое небо. А какое небо ассоциируется у вас с горами? Если правду-матку, то оно часто именно такого цвета, и вот поэтому учишься любить, ценить и восхищаться любыми проблесками солнца и голубизны. Мадейра, конечно, парадизо тропикале и все такое… Но горы – они и на Мадейре горы. Впрочем, дождя пока не было.
Основная фишка в горах, помимо, собственно, пути – это вьюпоинты. Такие прекрасные площадки, когда открывается вид вниз и можно любоваться соответствующим ландшафтом, захватывающим дух. А вид может открываться какой угодно, в зависимости от страны, региона, сезона и климатической зоны. На Мадейре, разумеется, ожидалось огромное количество вьюпоинтов с головокружительным обзором океана, кипучей зелени, ярких цветов и прочих эндемиков. И вот иду я наверх по узкой тропинке траверсом, в сандалиях (ибо ботинки после купания в леваде еще не высохли), вдоль арыка (такая узенькая грязненькая левада, что и левадой-то назвать язык не поворачивается). Слева горы-скалы, иногда туннели (уже знакомо и лайтово), справа… Ну, теоретически, справа должен был открываться шикарный вид. Он открывался, конечно… Но на туман. И улыбка невольно наползала на лицо: вот они, родимые горы. Именно такими вы и должны быть. Хоть что-то в этом мире есть стабильного.

Туман в горах...

Итак, гора, грязная мокрая тропинка, трава и туман. И я в раздумьях, на что мне это больше похоже: на Фэгэраш в Румынии или все-таки на Норвегию. И только лишь взгляд на сандалии напоминает, что это - Мадейра. Иначе я давно бы потеряла чувствительность в ногах, ибо на тот момент я уже вполне могла идти босиком. Жидкая грязь и сандалии – понятия несовместимые. Тут уже не до сухости; единственное, на чем фокусируешься – как бы не поскользнуться. В горах такие оплошности весьма опасны.

Горные серпантины

Но чем мне нравится такой туманный пейзаж среди суровых гор, так это своей сказочностью: такое впечатление, будто оказываешься в одном из фентезийных фильмов (идеальные декорации), и уже не удивилась бы, если бы встретила мифических существ в туннеле. Но по пути встречались лишь другие туристы, в том числе и пожилого возраста. Вот вам и отдых для пенсионеров…
Расскажу вам про очередную особенность трекинга на Мадейре, которая меня поразила: очень многие трекинговые тропы являют собой, по сути, лестницы. Серьезно! Вот идешь такой по горам, нужно резко вверх или вниз, и опаньки! Вместо крутой тропы – лестница. Самая настоящая. Не то чтобы Мадейра была самым большим островом на свете, но все же трекинговых маршрутов на ней хватает. И подумать только, на каждом маршруте обустроить лестницы! Это же какими неленивыми нужно быть, чтобы помимо этих арыков там, наверху, еще и лестницы забабахать? Цивилизация, как она есть. С одной стороны, логично – немецкие пенсионеры ведь должны трекить с комфортом, а то вдруг ногу подвернешь или копчик ушибешь. Но кто все это строил? Сами жители Мадейры создавали впечатление неторопливых, полненьких и не слишком любящих вкалывать людей. Неужели внешность так обманчива? Или… ах, да мало ли кого можно нанять на деньги немецких пенсионеров, которые они исправно оставляют на этом острове круглый год.
Спуски, подъемы, траверс; участки норвежских болот на тропе; карпатский туман в пропасти. Однако, когда этот туман рассеивался – причуды ветра! – нам открывался вид на желтые цветы, сиреневые деревья, зеленые горы внизу и океан, голубеющий вдалеке. Столько красок – стоит водному пару расступиться! Наверное, потому-то я и не против тумана в горах. Играет на контрасте.

Вид с платоГоры Мадейры

Когда в очередной раз выглянуло солнце, взору нашему предстало привычное и оттого не менее удивительное зрелище: настоящие альпийские луга с настоящими коровами. Причем коровы, как истинные хозяйки положения (а то! Мы тут гости, а они местные), нагло заблокировали нам дорогу, что мы расценили как знак сделать привал. Солнце поддержало идею, позволив нам оставить рюкзаки на тропинке и вдоволь побегать с фотоаппаратами и телефонами, используя желтые цветы и коров в качестве моделей. Ни те, ни другие не возражали.

Альпийские луга

Обедать было еще рано, поэтому мы не стали раскладывать поляну на альпийских лугах. Но вот в чем загвоздка: когда мысленные часы мысленно пробили полдень, найти место для дастархана оказалось проблематично. Узкая тропа – не вариант; холм вон там, наверху – так колбаса ж с него скатится; на альпийских лугах и без наших бутербродов лепешек хватает. Одним словом, подходящее место мы нашли, когда под ложечкой уже знатно так посасывало. Обычное туристическое явление, когда готов съесть хоть живую корову, а всякие там диеты представляются словами из параллельной вселенной. Философский вопрос: какова реальная цена еды в походах и что ты готов сделать ради еды? Бренчащие в карманах евромонеты уже не кажутся слишком дорогой платой за маленькую мятную конфетку. Тем больше меня поразила щедрость спутников, которые и конфеткой меня угостили, и озолотили украинскими копийками, которые я тут же спрятала в карман. Вот вернусь в Фуншал, думала я, так сразу гульну на все. И даже Иглесиасу на чай отсыплю.
После обеда все краски кажутся ярче, а мокрые альпийские луга в тумане и вовсе сродни оазису. Еще немного мистики. Когда дошли до спуска, вошли в лес: причудливый, субтропический, со стволами, изящно изогнутыми, аки стан сколиозных девиц, мхами, лишайниками и нужной порцией сумерек. В лесу, представьте себе, ступеньки из бревен – и бесконечный спуск вниз, вниз… дабы не портить прекрасное настроение, я постаралась проигнорировать замечание гида Вани о том, что завтра будем вот этот самый спуск набирать. Ветер к вечеру разыгрался, а температура воздуха упала, провоцируя сопли с кашлем. Влажно, сыро и все еще сказочно. Вроде бы и тишина (не считая наших голосов и звуков шагов), но тишина предвещающая. Интересно, что?
А предвещала лесная тишина ни что иное, как не менее мистический ночлег.
Спустившись к месту назначения и пробравшись сквозь пополневшие деревья и мокрые папоротники, мы увидели нечто совсем уж неожиданное - развалины. Самые что ни на есть потемневшие от сырости останки то ли кемпинга, то ли еще чего: без окон, без дверей, три невысоких домика-сарайчика и одна сохранившаяся фронтальная стена главного (назовем его так) двухэтажного здания. За ними возвышалась поросшая деревьями гора; перед ними – лужайка, идеальная для палаток (только мокрая, но это в походе мелочи). Дождь пока еще то моросил, то переставал, но, надо отдать ему должное, таки позволил нам разбить лагерь. Хорошая, удобная лужайка, укрепляющая во мнении, что здесь действительно должен был быть кемпинг. По периметру – замшелые деревья, несколько высоких, а остальные – маленькие, хрупкие и частые.

Наша временная крепость

Вспомнив народную мудрость о том, что хуже дождя во время разбивки лагеря может быть только дождь во время сбора лагеря, мы мысленно понадеялись на милость природы с утра (туристы – существа наивные, повторюсь) и проявили оперативность с вечера. Подмели поляну от веток, листьев и прочего мусора с помощью тех же веток (которые впоследствии с горем пополам можно было использовать для костра), и только потом отправились в развалины на поиски привидений. Ну ведь должны были там обитать хоть какие-то духи? Хотя бы лешие. Домовые. Сарайные. Палаточные, ну и кто там еще.
Духов мы не обнаружили – предполагаю, что они испугались такой толпы людей, говорящих на непривычном не немецком языке. Но ничего плохого мы не замышляли. Самый коварный план из всех, имеющихся у нас на тот момент, заключался в разведении костра. Ибо дождь, наконец, зарядил (о, как мы его ждали!), а сухих дров не обнаружилось даже в сарае – все отсырело подчистую. Впрочем, испугаешь ли этим туристов? Нет, конечно. Обычная ситуация.
И вот, значит, собрались мы собирать дрова (уж какие попадутся) – как вдруг случилось нечто мистическое: в сумеречном небе мелькнул огонек, потом еще… Странно и почти парадоксально за мокрыми ветвями деревьев. Кругом горы. Тишина. Кто нам подает сигнал с высоты? Не привидения – так инопланетяне? Неплохой выбор, ребята из НЛО; очень неплохой.

Руины на маршруте

Однако при ближайшем рассмотрении мелькающие огоньки предположительно НЛО оказались ветряками, а мы, соответственно, Дон Кихотами. Даже не знаю, испытали ли мы облегчение или разочарование после данного открытия. Но статус рыцарей мы доблестно поддерживали в тот вечер, защищая свои вновь приобретенные владения, эдакие живописные развалины замка. Когда послышался хруст веток, звук шагов и голоса, которые не принадлежали нам, мы насторожились, нахмурились, сжали в руках покрепче ветки для костра, уже готовясь придать им вид копий… Группа пожилых туристов с добродушными улыбками вошли в наши владения. И, чтобы не терять лицо, с такими же добродушными улыбками эти владения покинули, предварительно осмотрев стены наших развалин – чтобы хоть как-то замять неловкость. Какими же мы становимся недружелюбными, когда речь заходит о территориях! Не иначе как в нас просыпаются первобытные инстинкты. Раз мы первыми нашли эту пещеру и очистили ее от костей древних сайгаков, то она стала нашей, и никто в целом мире не смеет претендовать на эту крепость, пусть даже и сомнительного вида и происхождения.
Одним словом, группа из каменного века оставила территорию за собой, а дальше, избавившись от потенциальных соседей, занялась обычными первобытными делами, как то: натаскать дров посуше, развести костер на ветру и дожде, сходить за водой. Запасы воды, кстати, находились в небольшом озерце неподалеку от нашей крепости: мелком, поросшем травой, но прозрачном. Наполнив бутылки и котелки, мы приступили к финальной и самой торжественной части каждого дня: приготовлению и поеданию ужина.

ОзероГреемся у костра

Ужинали так: собрались в кружок возле костра, который мы развели за бывшим фасадом здания, грели руки, коптили дождевики, каким-то странным образом все еще защищавшие нас от всей этой посланной небом бесплатной воды. Присесть толком не присядешь (кому охота сидеть на сыром бревне?), да и хочется поближе к теплу, хоть в золу прыгай; тарелки раздаешь на весу, ешь точно так же. И все равно в радость. В походе любая еда в любой форме – радость.

Разошлись по палаткам в темноте, напоследок допив остатки вина. Удивляюсь, как мы умудрялись сохранять заначку при таком количестве народа и при таком майско-праздничном настроении в тропикале парадизо.

День шестой. Свиные уши, майские шашлыки и немного психологии

Наши наивные надежды сбылись: дождь, монотонно барабанивший по палаткам ночью, утром решил сделать передышку и дать передышку нам. Ботинки и вещи все равно отсырели – так зачем же нас дальше мочить… Набрав еще воды в озере и позавтракав овсянкой, как положено, мы выдвинулись в путь, памятуя о том, что долгий спуск по ступенькам обязательно превратится в не менее долгий подъем. Ветряки на прощание помахали нам лопастями с высоты, и мы оставили нашу крепость.

Горы

Лавровый лес после дождя – истинное чудо. Блестящая зелень – лишь половина удовольствия (главное – не поскользнуться на влажной земле, ветках или листьях, ибо падать круто, больно и грязно). Но главное – запахи дождя, земли, зелени, грибов и лавра. Один лишь вдох – и заряд совсем не городской бодрости. Жадные глотки свеже-влажного воздуха. Экологический лишайник на деревьях, познавательная информация от штатного биолога о симбиозе, эдакий научный экскурс во время туристической экскурсии. Снова – деревянные ступени на спуск, а в их отсутствие – коряги и стволы; осторожные шаги по мокрому и скользкому; пара падений и полупадений; удовольствие от скрытой сложности данного вида спуска… И вдруг – голоса навстречу, доносящиеся откуда-то со скрывающегося в лавровых зарослях начала лестницы.
Еще пару слов об отдыхе для пенсионеров: навстречу нам бодренько поднималась группа старичков и старушек французского происхождения, берущих высоту так лихо, как мы и в своем исполнении представить не решились бы. Возраст примерно от шестидесяти до восьмидесяти, телосложение – от атлетического, подчеркнутого обтягивающими футболками, до обычного среднестатистического пожилого. Но все, как один, бодренько машут палками и отмеряют шаги, не жалуясь на бесконечный подъем и даже не задыхаясь, напротив – болтая на ходу и приветствуя нас с улыбками! А на небольшой площадке с уходящей вбок тропинкой, словно специально созданной для технического перерыва, нам представился шанс немного поболтать с этими бравыми седовласыми ребятами и девчатами, для которых, судя по их рассказам (и, вне всякого сомнения, бодрости тела и духа), этот поход был далеко не первым и, даст бог, не последним. Некоторые старушки даже по-русски говорили вполне сносно, чем заслужили наш отдельный респект – хотя, казалось бы, куда больше…
Эта встреча послужила началом формирования во мне замечательной амбиции: хочу быть вот такой же пенсионеркой. Чтобы энергия, деньги, здоровье и неугасающая любознательность позволяли вот так скакать по горам Мадейры и любым другим горам мира в преклонном возрасте. Вот моя идеальная ролевая модель.
И, хочется верить, я иду в верном направлении. Иду по лавровому лесу, дышу здоровым воздухом, деньги где-то там на дне рюкзака (да и нескоро до них еще руки дойдут), здоровье пока есть (суппорты на коленях и немного Вольтарена), а любознательности, кажется, еще на всю жизнь… Всегда бы так. Всегда бы такой настрой, как в прекрасные майские дни, в чудных вечно весенних лесах на склоне горы.

Водопад

Высокая влажность и скользкость не способны были убить восторг, да и встреча со стариками-разбойниками – отличный допинг. Было еще много воды. Она впиталась в почву, листья, стволы, капала с дождевиков и склонов туннелей, тихо журчала по левадам и виднелась где-то там, вдали, когда удавалось выйти на открытую возвышенность с хорошим обзором. Там, далеко, за всеми этими дымками, туманами и облаками – то же самое, что и концентрат, окружающий нас. Но сильнее, мощнее, бесконечнее. И голубее, если верить проблескам миража и воспоминаниям сорокавосьмичасовой давности.
И вот – сами не заметили, как так получилось – дорога почему-то стала не влажнолистной со ступеньками из коряг, а асфальтовой. Именно такой – цвета мокрый асфальт, привычного нашему взращенному цивилизацией взгляду. Настоящая дорога, вокруг – жилые дома (виллы?), гуляющие люди (некоторые, фланирующие особенно вальяжно, говорили по-русски). О, как непохожи эти платья, футболки, шорты и шлепанцы на наши отсыревшие куртки, взъерошенные волосы под баффами и грязные ботинки! Почти пляжный гламур – и настоящее треккинговое дикарство. Прелестный контраст, который я так люблю.
Встретились контрасты на парковке перед маленьким ресторанчиком. Да, это Мадейра: затяжной спуск среди тихого лаврового леса – и вуаля! ресторанчик с парковкой. Чудо свершилось. Поляну для привала искать не нужно более. Нет, не подумайте о нас плохо: мы не собирались гулять на полную катушку в ресторане (в конце концов, я уже упоминала о том, что деньги были где-то глубоко на дне рюкзака, и доставать их – сплошные хлопоты; а вот в кармане мелочь была, да…). Мы собирались провести простые короткие переговоры win-win: вы нам – место для поляны, а мы вам – заказ кофе, чая, супа ну и чего там еще у вас есть попить.

Кафе на Мадейре

Попить в ресторанчике было много чего. Поэтому менеджеры мудро согласились. Итак, в нашем распоряжении оказались столы, которые мы не преминули сдвинуть (стараясь не мешать другим обедающим гостям). Очень скоро скатерть-самобранка сотворила чудо, и на ней оказались россыпи колбасы, сыра, сала, лука и прочих походных радостей. Но еще до этого мы успели выпить кофия с мадерой. А после обеда еще по одной. Чай, бесспорно, тоже пользовался популярностью. Одним словом, несмотря на странность ситуации, хозяева ресторанчика в накладе не остались, ибо тринадцать человек – и все с заказом. Да не с одним. Надо сказать, сама по себе мадера у меня особого восторга не вызвала. Однако именно тут, на Мадейре, после влажного трекинга, да еще и с кофейком… Был в ней определенный шарм, который можно по достоинству оценить только при сложении всех вышеперечисленных обстоятельств.

Жаренные свинные ушки. Еда Потругалия в походеКстати, еще об одном эндемике. На этот раз гастрономическом. Пока мы стояли у барной стойки и ждали в своей очереди кофе с мадерой, внимание наше привлекли какие-то пакетики со снеками неизвестного происхождения. Самые любопытные купили… Свиные уши. Да, именно так: свиные уши очень глубокой обжарки. Аппетитно звучит? Ну, не очень, я согласна. Но любопытство взяло верх (ага, не зря же я выше писала про любознательность), и, когда мне предложили попробовать такое ушко, я таки решилась… Ну, о вкусах не спорят. Скажу только, что данный шедевр кулинарного искусства предполагает, что у вас крепкие и абсолютно здоровые зубы. И желудок.

А поскольку я ни на то, ни на другое пока не жалуюсь, я до сих пор с вами.
Сытые, немного пьяные (да что там будет с одного-двух шотов-то…), подсохшие и набравшиеся сил, мы продолжили свой путь на спуск.
Лагерь возник перед глазами нежданно-негаданно: вроде шли-шли по асфальтовой дороге, петляющей среди деревьев и каменных отбойников, как вдруг гид провозгласил прибытие. Посмотрели в сторону – и впрямь, широкая поляна, начинающаяся сразу за дорогой, и какие-то избушки в глубине… От удивления я даже не сразу испытала обычный для туриста приступ счастья при виде удобного места стоянки после долгого (или не очень) перехода. Охватило оно меня уже позже, когда на влажной от прошедшего дождя траве, среди зеленых кустов, на которых можно было развесить дождевик и к которым можно было прислонить трекинговые палки, нашлась ровная площадка как раз под палатку, на открытом месте, но недалеко от деревьев. За широкой поляной обнаружились крытые, со скамейками, места для костра (те, что издали показались избушками), отдельные скамейки со столами под открытым небом, источники воды, так что не нужно было искать ближайшую лужу. Одним словом, почти кемпинг. Оазис.

Кемпинг в лесуКемпинг в лесу на Мадейре

И цвет, и запах листвы и травы в эти предсумеречные часы после дождя были насыщены до предела, почти опьяняя. За дровами бежала вприпрыжку, на душевном подъеме, совсем не так, как вчерашним мистически-хмурым и мокрым вечером. Влажные, конечно, ну да ничего; найдем сухие веточки, чтобы развести костер, а там в ход пустим и тяжелую артиллерию, как то бревно, что я на себе приволокла (душевный подъем, не иначе).

Дрова  собираю для костра

Пока мы занимались лагерем и поисками дров, часть нашей команды в лице Ивана и Влада отправилась в ближайшую деревню поискать, чем бы еще поживиться, кроме нашего рюкзачного сухпайка. Угадайте, что было основной целью такого дополнительного крюка? Ох, что я задаю эти риторические вопросы. И младенцу же понятно, учитывая хронику нашего похода и наши ежевечерние отмечания майских праздников. А с другой стороны – как иначе? Май, Мадейра, парадизо тропикале… Представьте все это суммарно – и сами, пусть хотя бы и в мыслях, станете сибаритом, и угрызения совести вас нисколько не будут мучить.
Впрочем, вернулись наши гонцы не только с вином (а именно – с пятилитровой пачкой красного с краником), но и с сосисками. Врожденная патриотическая жажда майских шашлыков тем вечером была удовлетворена: вино лилось рекой… ну, хорошо, пусть ручейком, струечкой (учитывая пять литров на тринадцать человек), а сосиски нанизали на подходящие тонкие веточки и жарили на костре, успешно разведенном под крышей нашего убежища, когда уже стемнело (незаметно и радикально, как оно бывает в горах). А для Влада запекли картошку в углях. Тоже ностальгично и патриотично.

Шашлык на майские на Мадейре в горах

За шашлыками гонцы делились прекрасными историями гостеприимства и радушия. В деревне им встретились незнакомые люди, ни черта не понимающие по-английски (а также по-русски, по-украински и по-белорусски), которые не послали бормочущих что-то непонятное путников куда подальше, а как-то объяснились с ними на языке жестов и в итоге нашли им селянина, который альтруистично подбросил их на машине до лагеря.
На этом истории не закончились: Ваня с энтузиазмом рассказывал о кауч-серфинге – неисследованного мною феномене, рассказы о котором раз за разом изумляют меня (примерно так же, как и автостоп). Каким же безграничным доверием к людям – своим собратьям, путешественникам и просто гостеприимным незнакомцам – нужно обладать, чтобы внедрить идею такого взаимовыгодного сервиса на глобальном уровне и чтобы эта идея стала частью твоей повседневной жизни!
Задала себе вопрос, тот же, что и после рассказов про автостоп: смогла бы я?
Вопрос риторический, ибо ответ очевиден: мы можем все, что угодно, если есть настоящее желание, несколько отличающееся по своей сути от высокомерно-равнодушного «ну, может, было бы любопытненько…». Раз до сих пор у меня такого желания не возникало – значит, мое любопытство носит исключительно теоретический характер, из серии «послушать познавательные истории». Разумеется, если оказаться в ситуации, когда такое переступание через себя (в данном случае – автостоп и кауч-серфиг) окажется попросту необходимым – тогда-то уж никуда не денусь. Получу ли от этого удовольствие? Нет. Буду гордиться новым опытом? Возможно. Пока что необходимости проверять не было. Посмотрим, куда еще заведут горные тропы.
Но как же разительно отличаются между собой люди! Те, что открыто и бесхитростно готовы переночевать у незнакомых людей, да еще и радуясь предстоящей веселой компании. Те, которым нужна гарантия безопасности, пусть даже за большие деньги. Те, которые гордое одиночество и молчаливое созерцание во время путешествия не променяют ни на какие коврижки… Много нас, разных. Но, черт побери, какими бы доверчивыми или недоверчивыми мы ни были, всякий раз любое, порою неожиданное, проявление радушия, гостеприимства и искреннего бескорыстия заставляет нас улыбнуться – и поступить точно так же, в свою очередь. И в этом тоже заключается прелесть странствий по белу свету.

День седьмой. Пик похода и бесприютные у приюта

Пируя в ту майскую ночь, мы старались не думать о том, что наутро нам предстоял подъем на 800 метров в крутую горку, по влажным ступеням из дерева и из камней… Спалось прекрасно; иногда шел дождь; всю ночь – петрикор, лучше любых ароматизаторов. Но утро все же наступило. После хорошего завтрака и удобного мытья посуды – пусть и травой, и в холодной воде, но все же практически не отходя от костища, - мы надели рюкзаки, накинули дождевики (ибо все еще хмурилось и иногда накрапывало) и отправились в дорогу дальнюю. В этот день мы преследовали великую цель: Пико Руиво. Пик нашего похода. Самая высокая точка Мадейры. И не нужно смеяться, когда я скажу, что высота ее составляет 1862 метра, ибо на вулканическом острове посреди океана это очень даже высоко.
Сначала – подъем под стук палок по той самой асфальтовой дороге, по которой мы давеча добирались до лагеря. Потом… а потом конец асфальта и начало настоящей тропы, на которой было обозначено 12 километров до заветного пика. 12 километров – пустяки, вроде бы. Однако не такие уж и пустяки, особенно если подумать, что спуски и подъемы чередовались с неумолимым постоянством. И как же обидно всякий раз, поднявшись на приличную высоту, обнаруживать, что тропа безжалостно спускается вниз, ибо ландшафт… А потом снова вверх. Набор того, что сбросили, плюс еще; мы же к пику хотим, в самом-то деле. Обидно, ругаешься – а идешь.

Восхождение на Пику Руйво

Дорога в тот день была прекрасно. Как только мы поднялись выше, начались ступеньки, на этот раз выдолбленные мадейринцами (или кто там за них работал) прямо в скале, на протяжение всего пути, где дорога круто поднималась или спускалась. Иногда роль каменных ступеней выполняли самые настоящие лестницы из пункта А в пункт Б, с металлическими ступенями и перилами, после которых ладони пахли железом. Вот неленивые-то, а! Дикие тропы только на траверсе, да и то – какие они дикие, если наверняка сто раз хоженые-перехоженые теми самыми людьми, которые отслеживают наличие ступеней и их содержание в туристически-пригодном состоянии.

Вот по этим ступеням-то мы и тащили свои рюкзаки и пятые точки, осторожно ступая по мокрым камням и порою поглядывая по сторонам в привычных поисках вьюпоинта – а в стороне был туман. Капли дождя перестали падать на землю, зависнув в небе, став небом: нас окружало плотное облако влаги, так что разглядеть можно было только гору, вдоль которой мы продвигались, да несколько ближайших ступеней. Туристов, идущих навстречу, мы определяли по голосам, доносившимся из тумана. Рассеивался он только на подходах к туннелям, словно отступая перед черной дырой. А мы вот не отступали: сколько уже таких черных дыр было у нас на пути, и разве очередная нас испугает? Мы ведь наизусть выучили, что там! Справа левада, осторожно по бортику, не поскользнуться. Слева стена, не задеть бы плечом или, тем паче, головой. Со сводов – капли воды. И ничего страшного - там, снаружи, тоже иногда идет дождь. Темно – ну и что, эти туннели короткие, даже фонарик включать не обязательно. Подумаешь, черные дыры…
Первая часть пути – по скалам: камни, туман, туннели, еще камни, видимость все хуже… Смотреть вниз бесполезно – обзор растворяется в серости. И вдруг, после преодоления очередного подъемоспуска, туман заканчивается. Вот так просто. Берет и заканчивается. Вдруг серые капли прорезают лучи солнца, да такого яркого, что впору очки надевать, и кисельное неизвестное по ту сторону горы превращается в яркий пейзаж Мадейры, с фиолетовыми цветами, бесконечной зеленью и проблесками океана вдалеке. И небо враз становится голубым, и даже облака на нем не серые, а белые. Чудеса, да и только – словно выходишь из потустороннего мира, переплывая Стикс в обратном направлении. Да и идти сразу как-то легче становится; фокусируешься уже не на тяжести спусков-подъемов, а на красоте окружающего мира, живого, сочного, настоящего.

Восхождение на Пику Руйво

По пути было еще одно интересное явление – не столько потустороннее, сколько постапокалиптичное. Вдоль тропы ровными рядами стояли обгорелые деревья, строго черно-белые, странным контрастом к траве, цветам и небу. Словно отголоски прошлой жизни, которую стремительно поглощает теперешняя, дикая и нетерпеливая. Что случилось? Пожар ли был? Прошелся ли он только по этим стволам, пощадив траву, или же то, что ниже, просто успело вырасти быстрее? Мы так и не узнали, но эти черно-белые мёртвые столбы, останки природы на фоне огромных фиолетовых гроздьев цветов, не могли не врезаться в память.

Черно-белые деревья на Мадейре

Цветы на Мадейре

И дорога все бежала вместе с нами, быстрее нас, теперь уже больше вверх. Иногда шел дождь, иногда солнце вновь слепило. Как всегда - горные контрасты. Парадизо. Тропикале. Ожидание-реальность (понемногу и от того, и от другого). И вот – финишная прямая на пути к нашему базовому лагерю перед восхождением на Пико Руиво. Чуть в стороне от тропы находился альпийский приют. Не маленькая кабана, затерянная в горах, размером с сарайчик и с металлической крышей, вмещающей в себя замерзших туристов, ищущих спасения от непогоды, а самый настоящий дом, да что там дом! Дворец. Дворец и двор. Именно таким прекрасным комплексом показалось нам то, что мы увидели с тропы и что инстинктивно заставило нас прибавить шаг: настоящие каменные здания, черепичная крыша с солнечными батареями, ровный бетонный пол перед входом, каменные полустенки, летняя кухня под крышей, раковина, место для костра, туалеты с настоящими унитазами, бельевые веревки… Очередной оазис на нашем пути; о, Мадейра, ты волшебна, ты и есть один сплошной оазис!
Видимо, стремление поскорее достичь этого оазиса и послужило причиной временного выхода из строя одного из наших бойцов. Моя тезка Ольга подвернула ногу прямо на подходе к приюту. Именно в таких случаях бывает по-настоящему обидно: вот он, пик похода, совсем немного до вершины, всего лишь руку протянуть да еще немного ногами поработать… если их не подвернешь. Жизненно, чертовски жизненно, когда цель уже маячит перед глазами, такая близкая и желанная, и вдруг – хрясь! – лицом об асфальт. Вот тебе цель. А вот и еще добавка.
Тут уже равноценный выбор – цель или здоровье. Физическое и психическое.
Возвращаясь к своему повествованию: муж помог Ольге добраться до приюта, где наша группа решила поставить палатки и скинуть рюкзаки, а потом уже налегке отправиться к пику. Благо световой день позволял, дождь не обещался, туман более или менее рассеялся, а через остаточные капельки, как через призму, ослепительно рассеивались лучи вечернего солнца. Намечавшийся вдалеке закат обещал еще более прекрасные виды с высоты самой высокой точки этого прекрасного острова в Атлантическом океане.
Ну а пока – палатки. Почему палатки, если вот же он – альпийский приют? А тут такое дело: сезон приюта начинается чуть позже (ну почему? Это ведь остров вечной весны! Здесь всегда один и тот же сезон!). До тех пор двери приюта накрепко заперты, фиг взломаешь. Так что мы, как бедные родственники, поставили палатки прямо на бетонную площадку перед безнадежно запертыми дверями дворца, обманчиво манившего нас с тропы. Ставили когда-нибудь палатки на бетон? Вполне реально; главное найти тяжелые камни, которыми вы закрепите углы палатки вместо колышков, причем изнутри. Камни нашлись. Правда, не слишком тяжелые (поэтому в ту ночь при порывах ветра палатка ходила ходуном), но достаточные для первичного фиксирования объекта проживания.

Приют Пику Руйво на майскиеНа все остальное нельзя было пожаловаться: вода идет, туалет работает, бельевые веревки выдерживают навешанные кучи курток и носков (только бы ночью не было дождя). Хвойные деревья кругом и перечень эндемиков на входе под стеклом (перечень, а не эндемики) создают впечатление уютного ландшафтно-музейного комплекса. С кафешкой, еду в которой мы будем готовить сами.
Но еда едой – а солнце тоже скоро должно было уходить на ночной покой. Поэтому мы поспешили наверх, сначала по тропинке, потом по уже ставшим привычными мадейринским ступенькам, ведущим на заветный Пико Руиво.
По пути уже было много кадров, достойных руки мастера (я не мастер, да и телефон у меня к тому времени разрядился). Но пик совершенства, как и положено, ожидал нас наверху: небольшая огороженная площадка, возвышающаяся над всеми горами-скалами в окрестности, выступающая над облаками, которые, подобно залежам глубокого снега, окаймляли ее… Сильный ветер порывами, рвущий куртку и глушащий голос, перехватывающий дыхание и наполняющий неземным восторгом, надоблачный ветер. А вокруг… Вокруг снежно-белое море облаков и садящееся в это море закатное солнце. Желтый, идеально круглый шар, почему-то окрашивающий место соприкосновения со снежно-облачным морем в красный цвет, разливающийся бесконечной полосой. Понятно, почему ветер заглушает голоса. Слова тут не нужны – они попросту бессильны. Тут нужно только смотреть, смотреть во все глаза и во все стороны, смотреть и дышать этим резким, пронзительным, свежим ветром, еще не успевшим подхватить по пути ни единой пылинки.

Закат на Пику Руйво

А посреди площадки было установлено некое подобие креста – путевой вехи; и на кресте этом висели замочки новобрачных. Вот какие браки заключаются на небесах. Браки треккеров. Тех, кто поднялся выше облаков не только ради знаменательного события. Тех, для которых знаменательное событие — это еще один повод подняться выше облаков.

Вершина Пику Руйво

Свежий, холодный ветер слегка заморозил, поскольку никакая ветровка не способна была спасти от его силы. Он срывал куртку с тела, проносился под ней, заглядывая мощным порывом в каждый рукав, молнией проскакивая сквозь тебя. Разве что он и заставил спускаться обратно. Он, да еще мысли о предстоящей ежевечерней приятной рутине, выполнение которой желательно бы начать засветло. Это – да еще осознание того факта, что самый красивый закат в твоей жизни не может длиться вечно.
Это не преувеличение. В горах всякий закат, которому ты можешь посвятить несколько драгоценных минут твоего уходящего дня, оставаясь с ним наедине — самый красивый в жизни.
Вечер наступил незаметно: желто-красные бесконечные полосы над белоснежным облачным морем, и вдруг – темнота, в которой костер стал источником света, взяв на себя функции солнца: освещать, согревать, манить к себе. Встаньте, дети, встаньте в круг… А еще на нем можно еду готовить. А на солнце нельзя.
Каким-то магическим образом запасы вина все еще не иссякли. Может, Мадейра – это одна огромная скатерть-самобранка, с радостью готовая поделиться своими богатствами с путниками, начиная от бобовых полей и плодовых деревьев и заканчивая алкогольными эндемиками? А может, мы просто не прочь были скинуться на хорошее дело…
Ночь прошла ветрено, но тепло. Вообще, вне зависимости от высоты нахождения и от погодных условий (дождь ли, ветер ли, солнце ли), ни в одну ночь на Мадейре холодно не было. Жарко тоже не было. Идеальная температура, приятная и комфортная. Вечная весна в отдельно взятой палатке.

День восьмой. Мадейра – остров парадоксов и контрастов

Дождя ночью не было, однако утро по привычке встретило нас сильным туманом, словно давешнее огромное белое облако опустилось в аккурат нам на голову. Одежда, любовно развешенная на веревках, разумеется, толком так и не высохла. А может и высохла, только вновь успела отсыреть. Ну, разве ж привыкать… Что-то в пакеты, что-то навесить на сам рюкзак сверху – пусть сохнет по дороге. А то, что надели на себя, слегка подсушили у утреннего костра за сытным завтраком.
Следующим пунктом нашей программы была очередная вершина - Пико Арейро. Она чуть пониже вчерашней, всего на пятьдесят метров. И тут мы с удивлением узнали от Ивана, что, оказывается, та гора, которую мы вчера наблюдали с Пико Руиво, гора, прорезающаяся сквозь облака, гордо демонстрируя свое превосходство над этими сгустками влаги, гора, на вершине которой белел какой-то странный шар… В общем, эта самая гора и есть Пико Арейро. А шар – это радар. И нам предстояло идти именно туда.

Закат на Пику Руйво

Признаться, это немного удивило. Нет, не гора, не радар и не стремление покорить очередную невысокую мадейринскую вершину (ибо за тем и приехали). Удивило расстояние, которое предстояло преодолеть. С Пико Руиво эта гора казалась такой невозможно далекой… словно до нее – бесконечные пропасти и высоты. Словно она – в неделе пешего пути.
А Иван сказал, что за полдня дойдем.
Горы – не только оазис, но и мираж.
Как выяснилось, дойти мы могли еще быстрее – однако по пути попадалось очень много закрытых троп, где произошел (или ожидался) обвал, так что пришлось сделать много крюков. Погода была невероятно стабильной: как вчерашним утром, только еще более влажной. Сплошной туман, причем не только размывающий видимость почти до нуля, но и оставляющий тоненький, незаметный, но ощутимый слой влаги на одежде и лице. Мокро. Не видно. Идешь, практически нащупывая палками тропу. Куда идем? А туда, куда тропа заведет. Другой здесь все равно нет, а если и есть, то закрыта…

Скалы Мадейры

Несмотря на погоду, по пути нам то и дело попадались группы радиальных туристов, уже ожидаемо пожилого возраста (по крайней мере, основная масса) — бодрые старички и старушки, покоряющие горные тропы сквозь туман. Молодым треккерам мы не удивлялись, а вот пенсионеры по-прежнему вызывали у нас смесь восхищения и зависти. Много пенсионеров. Долгие, ровные ряды, часто возглавляемые гидом. Неутомимые старички и старушки, штурмующие горы Мадейры и, видимо, нисколько не протестующие против каких бы то ни было погодных условий. Настоящие туристы. Туристы, пронесшие с собой жажду путешествий через долгие годы.

Скалы в тумане
И снова интересно так: поднимаешься/спускаешься на ощупь, кругом – молоко, и только звук шагов. И вдруг слух выхватывает посторонние звуки, еще через несколько шагов трансформирующиеся в голоса. А еще через несколько – в людей, вдруг выскакивающих из тумана прямо у тебя под носом. Уступаешь им тропку, или они тебе, и каждый дальше идет своей дорогой. Но в тот туманный день обычных бодрых улыбок на лицах туристов было не так уж и много. Вполне объяснимо.
Рассеялся туман только раз, да и то на очень локализованном участке, видимо, решив устроить нам небольшое зрелище в качестве награды за терпение. Горные куропатки. Аж целых две. Красивые, невозмутимые и толстенькие. Простенько, но тихий восторг был обеспечен. Тихий, дабы не спугнуть. Восторг, потому что не так часто нам во время этого похода доводилось видеть местную горную живность так близко – и чтобы не боялась. Да и что нас бояться… Мы более-менее сытое племя.

Куропатки в горах

Вообще я бы назвала этот день днем возникновения предметов из тумана. Такое впечатление, будто в этом накрывшем нас облаке – хаос, состоящий из рандомных предметов и существ. И совершенно никакой гарантии, что именно по теории вероятности выскочит тебе навстречу в следующую очередь. Туристы, куропатки или радар.

Тропа в тумане

Да, именно он. Вот идешь, идешь в гору, понятия не имеешь, сколько километров уже прошли и сколько еще предстоит пройти. Ведать не ведаешь, который час, только смутно представляешь время суток, поскольку расстегивать липучку на мембранке во время пути, чтобы посмотреть на часы, дело хлопотное и, по сути своей, ненужное. Просто дорога и туман, туман и дорога, иногда голоса, иногда куропатки… И вдруг – будто сим-сим открылся. Из этого белесого тумана прямо на нас накатывался огромный белый шар, взявшийся, как и все в этой вселенной хаоса, из ниоткуда. Так, очередной рандомный предмет. И выглядел он – что и говорить – гораздо более внушительным, чем вчера, с абсолютной высоты Пико Руиво.

Раар на Пику Арейро

И вот уже пора бы прекращать удивляться, уже сделали выводы по поводу мадейринских оазисов... А нет, все равно вздох изумления прокатился по всей нашей трек-цепочке, когда взору нашему предстало выплывшее из тумана вслед за белым шаром кафе. Да, именно кафе, на второй по высоте вершине острова Мадейра.
Сейчас, вспоминая тот майский трекинг, я возвращаюсь мыслями в еще более ранний период своей жизни, выкапывая информацию о магии земли. Позволю себе совершенно неакадемично (но, в связи с событиями того похода, вполне логично) добавить: магическое влияние земля оказывает не только на свои эндемики (простите, люблю я это слово), но и на случайно забредшие чужеродные организмы. На нас, к примеру.
И скатерти-самобранки по щучьему веленью возникали там, где только стоило о них подумать. На вершине так на вершине. Почему бы и нет. Магия же. Обыкновенное чудо.
Как раз к тому времени влажность воздуха достигла критической массы и начала сыпать дождем на наши головы, так что мы поспешили в кафе, где было тепло, сухо и комфортно. Оставив рюкзаки и дождевики у входа, мы устроили пир на весь мир, звездами которого были суп и… кофе с мадерой. Шот-другой. Думаю, это вас как раз уже не удивляет. Удивляет меня больше другое: как мадеру пьют в жару, скажем, там, внизу, в Фуншале? Ведь она просто создана для тумана и дождя! Она идеальна для такой погоды! Употребление данного напитка с солнцем вряд ли способствует положительному раскрытию его вкуса. А тут, в горах, в дождливом тумане на Пико Арейро, у подножия военного радара… тут он просто безупречен. Словно мы поднялись на Олимп и пробуем нектар вместе с амброзией. Кровь снова становится горячей, и силы капля за каплей возвращаются в организм.
Еще одно странное наблюдение, которое мы поначалу приняли за мираж: сидя у стеклянных стен кафе и с наслаждением попивая мадеру, мы удивленно заморгали, когда там, за стеклом, показались люди в шортах, летних платьицах, шлепанцах и босоножках. На секунду напомню: дождь, туман, холодно. Мы подошли к этому кафе, облаченные в термуху, мембранки и пончо-дождевики. И перчатки, у кого были, потому что руки тоже подмерзали от дождя и ветра. А тут – гавайки? Что случилось? Портал в параллельный мир, через который сюда случайно забрели ничего не подозревающие пляжные туристы? Может, этот странный, прекрасный остров изобилует разрывами в пространстве и времени? В тот момент, после пары шотов мадеры, мы готовы были поверить и в это. По крайнее мере, самой правдоподобное объяснение происходящему, не так ли?
Даже не хочется вспоминать, что на самом деле все было гораздо проще и банальнее: почти к самому пику – по крайне мере, к этой кафешке – поднималась автомобильная дорога. И местные газельки периодически подвозили туристов, не парящихся об утеплении. Но, наверное, лучше бы я этого не знала. Версия с загадочными порталами в горной части Мадейры нравится мне откровенно больше.

Треккинг на майскиеСпускались вниз с пика по этой самой асфальтовой дороге под уже непрекращающуюся морось. У практичной Мелании были с собой «пистончики» с запасами красного вина, чтобы идти было не так прохладно. Так что мы и не заметили, сколько длился спуск – до того, как не оказались на развилке: нужная нам тропа сворачивала с асфальта и уходила под углом девяносто градусов в дикое поле, за которым снова виднелись горы, поросшие травой.

К сожалению, не все участники нашей группировки были бодры и веселы. Ольга с подвернутой ногой поняла, что дальнейший поход не для нее – особенно предстоящие спуски по напичканному корягами лесу со скользкой, размытой после дождя землей. И то верно. Вряд ли удастся сполна насладиться дорогой и видами, если все, о чем ты думаешь – боль в ноге и как бы хуже не стало. Поэтому – увы! – на той развилке мы расстались с двумя бойцами. Ольга и Антон решили поймать попутку до Фуншала, а там в уютной обстановке подлечиться. Мы же, несмотря на серые облака, нескончаемую морось и размытую дорогу впереди, отправились в путь по направлению к поросшей лесом горе.
И были сполна вознаграждены за нашу решимость. Стоило нам пересечь поле из глины, травы и луж и подняться в гору по тропинке среди колючих кустов, как туман рассеялся и нас почти ослепило голубое небо, вмиг позеленевшая трава и кусты, желтые цветы на склонах и прозрачный воздух, сквозь который снова стал виден подернутый дымкой океан вдалеке. А облака, пробегавшие в вышине, были кипельно-белыми, как рубашки после химчистки. Вот он, остров контрастов. И уж этот контраст нам однозначно пришелся по душе.

Горы Мадейры
Эвкалиптовый лесПредстоящий спуск через лес, полный одуряюще ароматными эвкалиптами и лаврами, действительно оказался непростым по уже упомянутой причине: скользкие коряги, размытая земля. Да еще и шли все с разными скоростями. На одном из этапов Ивану даже пришлось бегать по тропам вверх-вниз, чтобы удостовериться в наличии всех бойцов. Золотое правило: на каждой развилке ждать всю группу. Всякий раз убеждаюсь, как оно важно и как – увы! – часто туристы его игнорируют, заставляя гидов выполнять роль курицы-наседки. Такая вот нервная работа, что поделать. Зато горы… Горы все компенсируют. Да и туристы в итоге целы и невредимы, что тоже бонус.

Мы поняли, что спуск подходит к концу, когда нам встретились велосипедисты. Да, среди вот этих коряг и мокрых склонов. Всегда удивлялась этим горным наездникам: понятно, что велики у них супер-пупер, но все-таки… неужели ничего себе не отбивают? Или уже привычка, выработанная годами? В любом случае, их появление знаменовало собой близость пункта назначения. И действительно, очень скоро мы добрались до очередного оазиса под ярким солнцем, где были и кафе, и отели, и фонтаны с рыбками… Но нам – не туда. Чуть подальше, еще немного подъема и спуска, где пряталась окруженная деревьями солнечная поляна, идеальная для палаток. Разложить вещи на всей ее площади, сушить их, сушиться самим, загорать и млеть на солнышке… А за деревьями – вода, холодная и чистая, где можно искупаться. На ужин – уже привычные плоды райского острова, так нам полюбившиеся, – лук и чеснок. И, как всегда, приготовленная на костре суп-каша. Разумеется, не всухомятку. Разумеется… Впервые так у меня в походе. И ничего удивительного при уже упомянутых обстоятельствах.

на привале в лесу едим

Засыпая в ту ночь, я почему-то подумала, что именно в этом месте я могла бы жить. Может, даже долго и счастливо.

День девятый. Это загадочное слово – каньонинг

В этот жаркий, в кои-то веки не туманный и не дождливый майский день нам предстояло узнать на собственной шкуре (ну, ок, на гидрокостюме), что такое каньонинг. «Pohod V Gory» заранее договорились с местным бюро, занимающимся такими турами. После неторопливого завтрака и сборов мы встретились на вчерашней площадке у кафе, чтобы познакомиться с нашими инструкторами, получить костюм по размеру, переодеться и загрузиться в машину.

В гидрокостюм мне и ранее приходилось себя запихивать перед дайвингом, так что я была готова морально. Оккупировав туалеты при кафе, мы со скрипом натянули на себя костюмы, состоящие из комбинезона и куртки, подобрали ботинки кислотного цвета и оранжевый шлем. Надо признаться, на суше этот лук выглядит довольно нелепо – как в анекдоте про шпиона с ластами и парашютом. Но, черт побери, невозможно отрицать его практичность на деле…

Каньонинг на Мадейре
Итак, мы погрузились в машину и очень скоро оказались на первом этапе пути, где начинался спуск в каньон – крутыми, отвесными каменными склонами, глыбами камней между ними и чисто-голубой водой, быстрой или неспешной, в зависимости от местности. Переходы-пороги, когда с одной ступени каньона спускаешься на другую, обозначены водопадами – небольшими, но холодными.

Каньонинг на Мадейре

Мне понравились беседки, в которые мы влезли уже перед самым первым спуском, с полотном вроде клеенки сзади: эдакий напопник, позволяющий скользить вниз по мокрым скалам, не протирая штаны. Но такое скольжение – история не частая. Обычно все происходит так, как нам и показали во время этого самого первого спуска: крепится веревка к скале, ты - к веревке, и съезжаешь вниз, регулируя скорость руками. А веселые гиды фотографируют твое восторженно-испуганное лицо, особенно забавное при встрече с водой. Гидрокостюмы или нет, а вода на дне каньона – ледяная, и когда ты спускаешься в нее на веревочке (или ныряешь), сердце так и замирает. Но куда деваться…
отцепляешься от веревки и переплываешь на другую сторону, а там по камням – вверх, пытаясь поймать солнечный свет и прыгая, надеясь согреться… Освежает. Бодрит. Лучше любого контрастного душа.

Спустив всех, инструкторы бросали веревки и клеенчатый мешок вниз, переправлялись вместе с ним вслед за нами – и следующий порог, следующий этап, следующий водопад, ледяной душ и ледяная ванна.

Каньонинг на Мадейре

Иногда попадались согретые солнцем камни, и переправившиеся первыми карабкались на них и устраивали кратковременное лежбище, чтобы поддержать в порядке температуру тела, подобно змеям. А в гидрокостюмах, да после такой водички, чувствуешь себя рептилией: только и надеешься на внешнюю температуру. Вторая кожа – безнадежно холодная, в ботинках что-то хлюпает (тоже холодное). Только солнце или движение; а лучше – движение и солнце.

Каньонинг на МадейреКаньонинг продолжался три часа. Три часа спусков, подъемов, веревок, мокрых камней, ледяных бассейнов, водопадов, плавания и ходьбы в мокрых ботинках по камням, когда каждый лучик солнца – манна небесная. Одним словом – чудесно. Настолько чудесно, что свой следующих поход я посвятила каньонингу: новый опыт оказался заразительным.

А самое сложное в каньонинге – не холодная вода, не спуски и не ныряние. Ничего подобного. Самое сложное – стаскивать с себя мокрый гидрокостюм, когда тебе нужно быстренько отбежать за вон тот валун. А потом снова на себя его натягивать. Три часа – это еще ладно, но целый день… Целый день – задачка не из простых. Нелегок труд каньонера.

Зато как здорово было снова вернуться на солнышко, отогреться и понять, что в таком климате, как на этом чудесном острове, можно хоть весь день каньониться – все равно после всех испытаний тебя ожидает парадизо тропикале. Мысль бодрит и ведет вперед через самые мокрые и скользкие ущелья.

Собравшись, упаковавшись и приведя себя в относительно нормальный вид, мы распрощались с поляной, каньонами и рыбками в бассейнах, чтобы отправиться в обратный путь до Фуншала. В тот прекрасный день столица обещала встретить нас фестивалем цветов.

Фестиваль проходил на побережье и, судя по толпе народа, на него стекся весь город – местные жители вперемешку с туристами. Самые гламурные места, разумеется, на трибунах, вдоль которых проходила красочная процессия. Трибуны занимали – тоже мне, сюрприз, - немецкие пенсионеры в соломенных шляпках с голубыми ленточками. Почетные гости, разумеется. Остальные, в том числе и я, пропихнули себя локтями в гущу толпы, поближе к процессии, чтобы разглядеть происходящее. И, надо сказать, удалось.

Фестиваль цветов

Под палящим фуншальским послеобеденным солнцем, из-за которого невозможно было смотреть на океан без риска ослепнуть, под национальную музыку (вроде не того Иглесиаса, хотя кто знает) двигалась процессия живых цветов. Именно так: девушки и девочки, облаченные в яркие платья всевозможных расцветок, с многоэтажными шляпами из цветов, улыбались, шли, танцевали, порхали. Некоторые ехали на повозках, украшенных буйными многоцветными композициями.

Фестиваль цветов

Ярко, ослепительно, солнечно, музыкально и до невозможности южно.

Фестиваль цветов

А еще я удивлялась людям без шляп и очков. Не иначе как привычка, выработанная годами.

Музыка фестиваля не смолкала до самого вечера, когда подул прохладный ветер, набежали облака, океан стал сиреневым, а украшенные цветами повозки выстроили в ряд, как экспозицию, вдоль набережной. Вдоль нее же прогуливались отработавшие свое цветочные королевы с кавалерами, все в тех же бальных платьях, красивые, счастливые и упитанные.

Фестиваль цветовПляж Фуншала

А мы… А у нас был последний вечер, который нам предстояло провести вместе. Дальше – кто оставался самостоятельно исследовать остров, кто возвращался домой, кто летел по маршруту… Последний вечер в прекрасном раю. Как это дело не отметить? Уж если и в палатках, среди тумана находили время и

возможность…

Отправились мы по такому случаю в магазин, закупились тропическими и не только фруктами и напитками из фруктов и отправились на набережную, где встретили вечер и ветер.

Фуншал ЖивотароваКогда толпа схлынула с набережной, сумерки сгустились, а ветер с океана усилился, мы решили сменить дислокацию и продолжить финальный банкет в хостеле. И так хорошо продолжили, что администратору несколько раз пришлось намекнуть, что вечер перешел в ночь и пора бы уже на боковую. А на боковую почему-то не хотелось… Наша группа постепенно редела в зависимости от степени усталости и времени завтрашнего (сегодняшнего) подъема, а меня вдруг охватило желание выпить чашечку кофе для прекрасного завершения вечера. И вот мы уже снова на умолкших улицах Фуншала, с его цветами, деревьями и стрит-артом в поисках кафе, где нам сделают кофе в этот пополуночный час. Кофе мы не нашли, зато нашли эндемический пунш, и что-то еще, и музыку, и людей на улице у стоек бара, и странный островок веселья среди абсолютной тишины…

В апартаменты я вернулась гораздо позже, чем ожидала. Спутники проводили меня, прежде чем вернуться в хостел, и мы, как водится, пообещали встретиться снова на горных тропах.

ПрощаниеА дальше… Дальше было много Фуншала, прекрасный и немного призрачный сад Монте (на горе, что логично) в тумане, продолжение фестиваля, кафе на набережной, песни и танцы на улицах, знакомство с производством мадеры и еще немного дегустации, самолет и встреча девятого мая в Цюрихе… Яркая мозаика, странным образом складывающаяся в единую картину.

Солнце, горы, туман, жара и дождь, Африка и Португалия, Атлантический океан, треккинг, каньонинг, мадеринг… Таких майских праздников у меня еще никогда не было. И я рада – о, да я просто в восторге! – что вовремя увидела тот пост, что он моментально нашел отклик в моей душе, что я купила билет, полная надежд на далекий фантастический рай – и что мои надежды оправдались.

В горах они чудесным образом всегда оправдываются.

Комментарии
Оставить комментарий

Ближайшие походы По этому маршруту